А Л Ь Ф А - О М Е Г А
Главная | Звезда Волхвов | Регистрация | Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
ПОИСК
Вход на сайт
ГЕОРГИЙ СИДОРОВ
СТАТИСТИКА

Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0
УГЛАНОВ ВИТАЛИЙ ЮРЬЕВИЧ
ПОДБОР ПО ПАРАМЕТРАМ

А. ВЕСТА (Арина Веста) - ЗВЕЗДА ВОЛХВОВ

Содержание

     Его имя – Егор Севергин. Его род – от Сварога, Бога Творца. Его мужество отмечено огнём и чистотой. И от Судьбы ему не уйти...
     Во внутренних владениях монастыря, куда вход строжайше запрещён, обнаружена убитая девушка.
     Убийство с «загадкой» в канун монастырских торжеств может служить чёрной меткой...
     В подвалах монастыря и его окрестностях появляются загадочные знаки, похожие на тайный пароль древней секты.
     Наследники русского язычества требуют возвращения святынь, и еретические настроения проникают сквозь стены обители.
     Церковные иерархи при этом хранят молчание...
     Следователь Егор Севергин ведёт дело, но встречает на своём пути противодействие, и в поисках истины вынужден действовать не только как представитель Закона.
     Роман написан на основе реальных уголовных дел. 

Зыбка - люлька для новорождённого

     У окна на толстых бельевых верёвках покачивалась расписная зыбка. Перед отъездом в Москву он собрал её из липовых дощечек, дугами вывел торцы и «оплавил» края. Ожидая его возвращения, Алена разрисовала «лодейку» добродушными конями и задумчивыми райскими сиринами. «Душа прилетает из Ирия, потому и всякий младенец глаголет на ангельском языке...» – вспомнил Севергин «бабкино предание».
     – Говорят, что качание в зыбке развивает вестибулярный аппарат, – с робкой улыбкой объясняла Алена свою материнскую причуду. - Новгородцы и поморы приучались к шторму ещё с колыбели...
     – А мы в космонавты будем готовить! – Егор с нежностью посмотрел на жену. – Художница ты моя! 

Из города в деревню

     Тонкая, нежная, восторженная Алёна даже свой многотрудный переезд в деревню звала поэтично: «возвращением к духовным истокам». Севергин обожал жену и тайно гордился «профессорской дочкой». Он быстро перенял от жены «искру просвещения», пропитался «именами и стилями» не хуже иного ботаника, а его женушка научилась печь хлебы и содержать дом в идеальной чистоте. Даже очки, испугавшие его в первую встречу, она вскоре сняла, объявив, что после черничного сезона прекрасно видит.
     Деревенские ухари скоморошничали ей вслед. Но Алёна не обижалась, она и вправду была умна, талантлива и красива, и к пущей гордости Севергина досталась ему не целованной. 

Суть веры

     – Трудности, конечно, есть, но только «в подборе кадров». Суть языческой веры проста и практична. Наши предки не расточали в пространство красивые, но пустые слова. Такие понятия, как «добро», «любовь», «тепло», «живот», имели для них лишь одни смысл – изначальный. В язычестве нет путаницы, лукавства или умолчания. Язычнику нет необходимости насиловать свой разум верой в чудеса. Его вера проста: Дыхание Творца разлито в природе, поэтому для язычника нет ничего неживого, а всё сущее для него – Бог!

– А как же смерть, тьма и преступные наклонности человеческой натуры? С ними-то как быть?
     – Сварог – благ и никогда не сотворял ничего плохого, но после он отошел от дел и увлекся другими, не менее творческими задачами. А в нашей вселенной властвуют его дети и внуки: боги помельче, а то и вовсе «божата». Среди них есть две сестры. Их зовут по-разному: Жива и Моргана, Дива и Кикимора, Сева и Крадо, Доля и Недоля, Жизнь и Смерть, Лада и Мара, и вся наша жизнь это танец Жизни и Смерти, двух прекрасных дев. 

Служить Велесу могли только девы
     – Это тайная часть нашего учения.
     – Я и пришёл вызнать все тайны. Обещаю не разглашать секретов, если это не имеет отношения к исчезновению девушки.
     – Ну что ж. Пожалуй, можно... У жрицы есть особые «письмена на ладони»; восьмиконечные звезды Великой Богини. У неё дивные золотые косы, и в то же время полностью отсутствуют рудиментарные волоски. Этот признак – один из главных для жрицы. И городские вертихвостки давно догадались об этом. Всеми силами они желают походить на женщин высшей касты и яростно уничтожают всякий намёк на растительность на своих нижних конечностях и выше. И последнее условие, самое главное: служить Велесу могли только девы.
     – Но это достаточно интимные вещи, их не открывают первому встречному.
     – У истинной девы много неоспоримых признаков. Я могу определить состояние непорочности по походке, движениям век и тончайшему аромату. 

Серебрянный робот для царя в Коломенском

     Тогда-то, возможно, и было построено это сооружение не без привлечения сведущих в механике иностранцев, о чём есть указание в расходной книге монастыря о выдаче ста двадцати пяти рублей золотом мастеру из Немской земли Брандту Хею.
     Из хроник следует, что этот «лютер» прежде того установил в Коломенском теремном дворце «серебряного болвана» для царя Алексея Михайловича Тишайшего. Механический стражник охранял покои государя и даже стучал алебардой, приветствуя царя. Ради потехи на него выпускали медведя, и зверь уходил, тяжко израненный. В царской бане механический слуга неутомимо работал берёзовыми веничками, чем очень радовал Алексея Михайловича, но недолго. «Серебряный болван» сгорел во время пожара в Коломенском. 

Созвездие Рыбы – последний, двенадцатый знак Зодиака

     Ему готовили еженедельный отчёт обо всем, что писали в интересующих его изданиях. Среди них было и несколько «эзотерических», уделяющих внимание мистике и астрологии.
     «Рыбы – последний, двенадцатый знак Зодиака. Прецессия Солнечной системы совершает свой полный круг за 25 000 лет. Каждые 2 000 лет точка пересечения эклиптики и зодиакального круга смещается на один знак Зодиака. Сейчас она переходит из созвездия Рыб в созвездие Водолея. Космические энергии покидают религии, рожденные под знаком Рыб! Тысячелетнее разделение и борьба религий уходит в прошлое. Мир вступает в эру Водолея, в эпоху синтеза и Преображения. В России находится астральная проекция созвездия Водолея. Знак Рыб обретает значение материнского лона для нового эона...» – вещала одна из мерзких статеек.
     Амулет, найденный у порога склепа, тоже был знаком «рыбы», похожим на тайный пароль древней секты. Это изображение, как и многие символы христиан, по своему происхождению было вполне языческим и в древности звалось «Vesica piscis», «Рыбий Пузырь», или «Корабль-рыба». С начертания двух пересекающихся дуг в Египте начинали постройку пирамид. Этот знак – основа священной геометрии.

Может быть, «рыба» на холме – символ завершения и перехода к новой эпохе?
А может быть, краеугольный камень в строительстве некой священной пирамиды или пристань незримого корабля, ковчега последних времен?
     Тогда придётся допустить, что все семь старцев были еретиками и исповедали тайный языческий культ. И последний восьмой старец, схимонах Феодор, тоже посвящен в эту тысячелетнюю мистерию. 

Синь-Камень

     Владыка не слушал причитаний Шпалеры, думая о другом. Тысячу лет яростно сопротивляется язычество. Загнанное в медвежьи углы, лишенное вождей и святынь, оно продолжает жить и смущать сердца.
     Свое служение владыка Валерий начал в маленьком приходе вблизи Переславля-Залесского. Места эти в древности населяли язычники: мерь и чудь. От тех времён остался лишь «мерский» камень», больше известный как Синь-Камень. Когда-то этот ледниковый валун 12-двенадцати тонн весом возлежал на самой вершине Ярилиного холма. Каждый год к мерзкому камню стекался народ из Переславля и творил камню различные почести. Через пятьсот лет такого безобразия царь Василий Шуйский повелел сбросить камень с вершины холма. Ледниковый валун скинули с Ярилиной плеши и закопали в топкий берег. Но через несколько лет камень вновь взошёл поверх земли, продолжая привлекать толпы ослушников, исполняя их желания и смущая народ неведомыми голосами. Тогда решено было перевезти камень по льду на другой берег Плещеева озера, чтобы уложить в подножие церкви. Но обитающий в камне бес яростно воспротивился переезду. На середине озера лёд под камнем просел, и Синь-Камень ушёл на дно. Однако через шестьдесят лет проклятый валун вновь оказался на берегу и с тех пор самостоятельно передвигается вдоль береговой линии.

Не так ли и язычество?
     Оно взошло из-под многовекового спуда и теперь мрачно и упорно прокладывает межу через русское поле. 

Слова «женщина» и «знание» родственны. На санскрите «знание» – «Жна»
     – Я не сумасшедшая, – поправила его Флора, и с этой минуты он убедился, что она слышит его мысли. – Сумасшедшие – те, кто пытается обмануть природу и себя. Вы всё равно раздели бы меня взглядом.

Разве я не права?
     Севергин не нашёл, что возразить, он вообще немел в присутствии красивых и уверенных в себе женщин.
– Не бойтесь силы своих чувств, – с виноватой улыбкой попросила Флора. – Не бойтесь смотреть на женщин. Слова «женщина» и «знание» вполне родственны. На санскрите «знание» – «Жна», а по-гречески «гнозис», и победить искушение можно только одним способом – уступить ему. Смотрите на меня так, как вам этого хочется.
     Севергин жадно оглядел Флору, надеясь успокоиться. Алёна, его бедная Алёна всегда стыдливо укрывалась от него, и Егора трогала и волновала эта сдержанность. Наблюдая рискованные игры Флоры, он незаметно для себя наливался яростью. Атласные переливы её кожи дразнили Егора, как красная тряпка молодого пиренейского быка.
     – Для древних познание предполагало эротику, с её напором чувств, с борьбой и наслаждением, – продолжила свою рассеянную лекцию Флора, – уж они-то знали наверняка, что любовь и познание – самый прямой путь к Богу.

– Вы так часто говорите о Боге... Вы верующая?
     – Для меня важнее не верить, а знать. 

Муравьи сбивают муравьиное масло, оно дарует мужскую силу
     Из сумрака выступила она, вся как светлая ночь: опасная, зовущая. Белая сорочка была опущена с её плеч.
     – Папоротник... Пойдём искать папоротник. – Папоротник-солноповорот, вокруг костра хоровод... – шептала Флора и влекла его в лесной сумрак. – В эту ночь муравьи сбивают муравьиное масло, оно дарует мужскую силу... Чтобы вяз червлёный не гнулся, не ломился против женской плоти, против полого места ... – вкрадчиво наговаривала она лукавый заговор. 

Кожа без волос (шаги эволюции)
     Севергин бегло осмотрел тело, полностью лишённое золотистого пушка, напоминающего о шагах эволюции. Кожа девушки казалась нереально гладкой, нежно-восковой. 

Библейские инструкции

     Некогда, во времена расцвета литературных салонов и философских обществ, свод библейских книг использовали для гадания. Чтобы скоротать время ожидания, Квит решил погадать на день грядущий. Он наугад раскрыл страницы и с удовлетворением прочел, как Илья Фезвитятнин, сиречь Илья Пророк, «заколол триста иереев и жрецов идольских... ревнуя о Господе». Подобные миссионерские жестокости нисколько не ужасали Квита. Нет, они даже рождали в его душе родственные вибрации. Чудесная книга Библия! Рабы получают рабские инструкции, господа – наставления по господству.
     А теперь вперёд! Достаточно даже того, что Лада Ивлева погибла в ночь на двадцать второе июня. По славянским поверьям, Лада, богиня любви и вешнего расцвета умирает в день летнего солнцестояния. В народных праздниках это сопровождается похоронами куклы Лады и бросанием её в воду. Её место в пантеоне на полгода занимает Крадо, по другим источникам Мара, богиня плодов и сбора урожая. Плод – это лишь обещание жизни, но не сама жизнь, и семя долго спит в гробнице земли. Во время жатвы Мара – жестокая жница – срезает под корень солнечную силу. Немигающий взгляд «Жницы» работы художника Васильева вызывал у Квита холодный озноб, словно эта величавая славянка собиралась оскопить его своим серпом. Старая луна за её плечом подтверждала, что художник изобразил именно Мару-Морену, богиню смерти. Древний миф мог стать и подоплекой ритуального заклания. 

Руна - ИНГ, ВРАТА ЖИЗНИ

     – Ты прав... Смерть – такая же иллюзия, как жизнь. Мёртвое тело – это пустой кокон. Душа мечтает стать звездой, и все мы когда-нибудь сольемся с пламенем звезд. Сегодня наша рябиновая ночь. Их всего три в году: когда цветет горькое женское дерево, когда наливает ягоды и когда стоит в коралловых бусах, в алом кубовом платке на плечах... и небо разрывается от грозовых ударов.
     Её платье из незрелых рябиновых ягод рассыпалось на жесткие градины и точило горький сок. На груди Флоры блестел перевернувшийся амулет – «усатый» ромбик, похожий на букву, или восьмиконечный «репешок» народной вышивки. Коснувшись губами прохладного серебра, Севергин вспомнил, что видел похожий среди вещдоков по делу Лады.

– Откуда у тебя этот медальон? – Он сжал в ладони теплый от её тела серебряный ромб.
– Ты разведчик, Севергин? «Медовая ловушка мужеского полу»? У тебя хорошо получается.
     – Флора пыталась шутить, но вышло грубовато. – Хорошо, я отвечу. Это знак Великой Богини, руна «Инг», ещё её называют «врата жизни».

– «Инь»? – неуверенно повторил Севергин.
     – Да, но это по-китайски.
     – Странные созвучия между Востоком и Севером.
     – Все древние символы – отголоски единого учения. Языческое знание на Руси было уничтожено и загнано в область сказок, преданий и песен.

– Об этой руне есть сказки? – Он все ещё не выпускал из ладони теплый от ее тела литой «ромб».
     – Грамота северных рун никуда не исчезла. Руны растворились в языке и стали суффиксами. По-русски «инг» читается как «яг». Эта руна – знак Бабы-Яги, языческой повитухи.

А теперь посмотри, что напоминает этот ромбик с ножками?
     – Ничего...
     – Это же лягушка!
     Флора быстро сбежала по ступеням вниз и принесла в ладонях огромную жабу.
     Егор брезгливо передёрнулся.
     – Б-р-р! «Отчего жаба в погребе живёт – наготы своей мерзкой стыдится», – вспомнил он бабушкину присказку.
     — Ты несправедлив. В русском чернокнижии лягушка – абсолютный эротический символ, да и на санскрите слово «линг» означает, ни больше ни меньше, «половой признак». Лягушка зарождается в воде, но проводит жизнь на суше, символизируя вселенский круг. Лягушка, рыба – символ женского лона и порождающей силы воды.

– Значит, Великая Богиня?
     – Севергин мрачно посмотрел на жабу. – Но этот ромб действительно похож на распластавшуюся лягушку. Странный символ!
     – Не более странный, чем другие. В Ирландии, например, эта картинка из двух дуг красуется над входом в церковь. Ирландцы зовут её Шейла-на-гиг, «Веселая Шейла».

– Двери церквей помечались этим знаком? Забавно...
     – Это всего лишь талисман, равносильный заклятью от темных сил, вроде подковы на счастье, и в то же время тайный знак, для посвященных. Коко Шанель сделала своей эмблемой две пересекающиеся дуги с несомненным намеком на «Веселую Шейлу».
     – Значит, Царевна-лягушка – это...
     – Да-да, именно то, о чем ты сейчас подумал.

– А лягушачья шкурка?
     – Это грязь, которой облили Великую Богиню «исторические» религии. Но мало сжечь лягушачью шкурку, надо отвоевать Великую Богиню в бою с Кошем, хранителем времени... Но перед этим Иван-Царевич должен размотать красный клубок.

– Дойти до сути?
     – Да, но это горькое знание, – усмехнулась Флора. – Оно терпкое, как молодое яблоко, и мало кому по зубам, но именно эта роль всегда отводится мужчине.
     Она выпустила жабу обратно в аквариум и быстро вернулась. Ласкаясь к Егору, Флора продолжила свою лекцию. Этот рискованный способ обучения, как ни странно, оказался очень успешным. Егор впитывал волшебные «веды» с волнением и вниманием.
     – В сказке о Царевне-лягушке есть и мужская руна: стрела «Тюрс». Вертикальная стрела с древности обозначает мужчину и его огненный Род. Каждое семя полно страсти , поэтому каждый мужчина – это стрела, пущенная в бесконечность. На русских свадьбах стрелой проводили пробор на голове невесты. Стрелой же отодвигали в сторону фату от её лица.

– Символическое посвящение в женщины?
– Да... Сколько времени? – внезапно очнулась Флора. 

Золотое Руно - книга с золотыми листами

     Севергин посмотрел на часы и застонал от острой боли, словно стрелки часов, копьё Кощеево, добрались до его внутренностей. Уже два дня, как он должен быть дома. По утрам он звонил в Сосенцы, изворачивался перед начальством и врал жене, слушая, как в её голосе растёт тоскливая тревога.
     Алёна все прочтёт на его лице и в глазах: словно прелюбодеяние выжгло в них страшный иероглиф измены. Он поискал глазами зеркало, надеясь обмануть самого себя и встретиться глазами с тем прежним Севергиным, честным и чистым, как утренний снег. Теперь на этом свадебном покрове корчилась его ложь.

– Почему у тебя в спальне нет зеркал? – спросил он у Флоры.
– Образы любви не должны двоиться. Тебе нужно зеркало?
     Флора привстала и, гибко потянувшись, достала медное зеркальце с ручкой в виде сплетенных змей. «Лопатка» была тщательно отполирована с лицевой стороны. На другой проступали угловатые письмена в виньетке сложного орнамента.

– Этрусское зеркальце? Откуда оно у тебя?
     – Подарок...

– Это, должно быть, очень дорогой подарок... Кто же тебе его подарил?
     – Ты становишься слишком любопытным, мой Яхонт-Князь.
     – Здесь что-то написано, – Севергин попытался разобрать буквы, похожие на черты и резы.
     – Это руны... – объяснила Флора. – Золотое руно, за которым плавали аргонавты, на самом деле было золотом рун, книгой с золотыми листами.
     – Где-то я уже слышал об этой книге...
     Флора вынула зеркальце из его рук:
     – «Этрускан нон лигатур», то есть «этрусское не читается». На самом деле этрусское читается... через русские буквы, вот послушай:
     «Есть два зеркала, в которых блаженное отражено: первое зеркало есть море, над которым нет ни бурь, ни ветров, а второе есть ум, не знающий смятения».
     А знаешь, это зеркало показывает будущее. В нем я впервые увидела тебя.
     Сквозь сухой озноб Севергин смотрел в зеркало, в нем мелькнуло лицо Алёны с закушенными от боли губами, и тусклая медная поверхность окрасилась кровью.
     Севергин положил зеркальце «лицом» вниз. 

Шахматы и пьянство

     – Если честно, я мечтал снять фильм совсем о другом времени, но по желанию спонсирующей стороны, то бишь госпожи Плотниковой, я спешно оставил клокочущий котел современности и погрузился в семнадцатый век, в царствие Алексея Тишайшего: яркое, страшное и кровавое время, где смешались и высшая святость, и невероятные злодейства. И если Пётр Первый, по словам Пушкина, «Россию поднял на дыбы», то взнуздал строптивую кобылку его батюшка – Алексей Михайлович.
     Странное было времечко: Тавлеи и шахматы были популярны на Руси ещё со времен Ярослава Мудрого. Теперь же по царскому указу шахматистов драли кнутом, а всеобщее повальное пьянство удивляло только иностранцев. При всей своей религиозности, Алексей Михайлович – это подлинный демократ «нулевого» отсчёта. Он быстро понял, что людские пороки способны существенно пополнить казну и стал выдавать нечто вроде индульгенций. Так, если до его правления курителям и нюхателям табаку рвали ноздри, то теперь грешники могли наслаждаться «дьявольским каждением», уплатив пошлину и получив соответствующий документ. Не отставали и его подданные. Следуя духу времени, новгородский митрополит ввел налог на младенцев, рожденных вне брака, а боярская дума выбила себе большую часть дохода от продажи спиртных напитков, в связи с чем было открыто невероятное количество кабаков. Для тех, кто не заглядывал в кабак, равно как и в церковь, был назначен специальный штраф. При Петре Первом число питейных заведений увеличилось ещё в десять раз. Последствия этих мер русский народ ощущает до сих пор. Церковь, разумеется, не поощряла злоупотреблений, но разрешала «питие до трёх дозволенных чаш». Отсюда повальное пьянство в тогдашних монастырях, ведь после третьей чаши святоотеческие «запреты» забывались сами собой. Наиболее последовательными трезвенниками на Руси на протяжении столетий оставались старообрядцы.

Вы видели нашего Аввакума?
     Какой матерый человечище! Рыкает «аки зверь, ища кого бы пожрать».
     И вот ваш покорный слуга написал новый сценарий из отечественной истории. О, это достаточно смелый взгляд, но попробуйте его опровергнуть! Я уверен, что «тишайшим» царя сделали при помощи тогдашней химии. На первый взгляд, царь ведёт исключительно здоровый образ жизни. Он истово и подолгу постится, а в свободное от государственных дел время увлечён соколиной охотой, единственной дозволенной ему самому себе потехой. Он достраивает деревянный дворец в селе Коломенском с великим множеством теремов для своих восьми дочерей и с чувством украшает семейное гнездышко. Он высоконравственный супруг и идеальный отец. Кроме дочерей, у него растут пять сыновей от первого брака.

Но в чем дело?
Почему четверо его сыновей умирают, включая юного царевича Алексея, подающего огромные надежды, настоящего вундеркинда той поры? Кто виноват: дворцовая кухня, иностранные лекари или свинцовый водопровод?
     После смерти Алексея на трон восходит болезненный Феодор, который не в состоянии даже сам надеть шапку и передвигается только с помощью трости. Однако к моменту своей безвременной кончины, в двадцать один год он уже был дважды женат, при этом оба его ребёнка умерли во младенчестве. Род Романовых рискует остаться без наследника! Простой люд пересказывает грозные знамения. В угольно-чёрном небе блистает комета Гевелиуса. В Москве-реке рыбаки вытащили сетью двухголового младенца...
     Но это лишь предыстория моего сюжета, и вас, как я понимаю, интересует Лада. Пойдемте, я успею показать вам несколько кассет с её сценами.
     В закутке съемочного павильона Версинецкий включил компьютер и для эффекта погасил свет.
     – Сцены охоты мы снимали в лугах у берегов Забыти на Царевом лугу...
     Грудастый конь мял камыши и луговые купавы, с морды хлопьями летела пена. Пустив стрелу в черного лебедя, молодой, ражий князь скакал на поиски добычи. Не сминая высокой травы, стлались по лугу пестрые борзые. У самого берега они словно споткнулись, залаяли, завертелись на месте: среди тростников сжалась девушка, одетая в грубое рубище из крапивных волокон.
     По плечам Егора пробежал колючий озноб, словно он участвовал в сеансе вызова духов. Волшебная светопись кино простиралась в запретные пределы и вызывала к обманчивой жизни образ, уже давно отлетевший от земли. Огромные синие глаза Лады мерцали, длинные золотистые волосы струились по ветру...
     – Она совсем ребёнок, странное создание, все чувства выражающее танцами, – комментировал Версинецкий, – ее танец-полет заставляет приближенных князя истово креститься. Скажу больше, традиция летающих дев – одна из практик русских волхвов. Но языческое волшебство дошло до нас лишь в пересказе его лютых гонителей, христианских книжников. «Вертимое плясание», после которого «волхв лежал оцеп», напоминает танец дервишей-суфиев, и практики Георгия Гурджиева, мистического гуру, жреца тайных богов, некогда «просвещавшего» самого Сталина.
     Наша героиня – уцелевшая в гонениях юная скоморошинка, князь берёт её под свою защиту. Скоморохи были тайными наследниками древней волшбы и подлинными людьми искусства. Большинство былин и старин дошли до нас благодаря скоморохам. В древней Руси игрецов весьма уважали. Они даже имели законное жалованье: «мирскую часть». По праздникам их учёные медведи показывали, как девки водят хоровод, как маршируют солдаты, как судьи сидят за судейским столом, как жена мужа голубит, как монах в монастыре разговелся, как поп на службу идет. Но грянул указ 1648 года, и все паяцы, гусельники, рожечники и вожаки медведей были изгнаны из городов и лишены сословной принадлежности. Церковь с внезапной яростью обрушила свой гнев на их головы, хотя до указа скоморохи проживали в монастырских кельях и даже в домах высоких архиреев, не говоря уже о царском теремном дворце. В одночасье это веселое войско было разгромлено, их бубны и сопели изломаны и сожжены. А сами скоморохи подвергнуты наказаниям.
     Вполне логично, что через сто лет место скоморохов у трона Екатерины Второй заняли потомки знатных боярских родов, и наравне с шутом Педрилло царицу забавляли именитые князья во главе со стариком Волконским. Вот они, гримасы Клио, музы истории.
     Решительно умертвив скоморошество и изгнав народную музыку, в конце своего царствования Алексей внезапно открывает театр в кремлевских палатах, и его вторая жена, Наталья Нарышкина, мать царевича Петра, первая из русских женщин наслаждается костюмированными «диалогами» из греко-римской истории, на фоне грубо намалеванных «рам перспективного письма», как тогда называли декорации. Она же первой из русских цариц свободно общалась с иностранцами.
     Известно, что молодая царица Наталья легкомысленна и молода. Ее ловко опутывают долгами, и она по-женски беспечно берет деньги в долг у жидоморов под проценты.

– Жидоморов?
     – Так на Руси называли скряг, а позднее ростовщиков. Когда подходит срок расплаты, выясняется, что платить ей нечем, тогда перед царицей ставят жесткое условие. Вы уже догадались, какое именно... Через положенный срок на свет появляется законный русский царевич весьма странной наружности: темноволосый, кудрявый, с маслянистыми глазками навыкате. Смертельно больной царь умирает вскоре после рождения этого воистину богатырского младенца. Однако мы отвлеклись. Взгляните, вот смонтированный фрагмент.
     В подвале княжеского терема Аввакум грозил девушке грубым кнутом.
     – За вас, негодных скомрахов, я горя принял немало! Раз подошли целым стадом к имению болярина Шереметева. Изломал я их бубны и хари и гнал до речки Свирки. И за сие меня болярин Василий Петрович Шереметев, плывучи Волгою в Казань на воеводство, браня много, бил батогами и велел бросить в Волгу. А многие люди, забыв Бога и православную веру, вам, скомрахам, следуют, на бесчинные ваши прельщения сходятся тучами и богомерзких песен слушают.
     Выходилась на княжеских хлебах, аки стерлядка белозерская, аки куница гладкая, плясками горазда бесов тешить. Раскайся, трехголовый змей, исповедуй веру православную и ступай в монастырь!
     – Обратите внимание, он бьет и плачет, а после сам вручает Анфее кнут, – шептал Версинецкий, утирая со щеки случайную слезу. – У нашего «рыкающего зверя» чувствительное, но непреклонное сердце. Это истинный «единорог», смирить которого может только дева. Анфея – не просто скоморошинка, она тайная жрица Велесова. Этому божеству издавна служили девы...

– А вы-то откуда знаете? – шепотом поинтересовался Севергин.
     – Один мой хороший знакомый – специалист в области язычества. Сцены праздника Купалы в Поганьском бору ещё не смонтированы, но, если я не ошибаюсь, вы были тому живым свидетелем. А вот, пожалуйста: княжеская банька. Мне велено было снимать только со спины, а это все равно, что целоваться через намордник. «Лесная девка» своими волшебными травами «снимает» с тела князя застарелые струпья и следы сабельного удара времен «разинской эпопеи». Князь Барятинский умоляет девушку принять крещение, чтобы обвенчаться, но она отвечает отказом.

– Барятинский? Почему вы выбрали эту фамилию?
     – Видите ли, наша история идет по следам реальных событий семнадцатого века. Поохотиться во владениях князя Барятинского приезжал сам царевич Алексей. Ему уже двадцать семь лет, а он все еще был холост. После того, как была ошельмована и сослана в Сибирь, в Верхотурье, избранная им невеста, царь надолго утратил «вожделение».
     Все, что вы увидите на экране, – выдумка чистой воды, но она катится на гладких салазках истории. На охоте царь случайно выезжает к озеру и видит игры юной язычницы. Глядя на пляски скоморошинки, царь Алексей теряет перстень: «державу Мономахов». Царь во всём винит «лесную девку». Девушку приводят на царский суд. Глядя в глаза Алексея, она произносит «немое пророчество», которое слышит только царь.
     – От древней Кеми до Афона идут малиновые звоны, что на водах у Покрова растет Адамова Глава. Кто от живого злака вкусит – найдёт зарочный перстень Руси . Его тишайший Алексей в палатах и среди полей носил на пальце безымянном; унесён кречетом буланым с миропомазанной руки, он теплит в топях огоньки. Но лишь Адамовой Главой закликать сокола домой, – пропел Версинецкий и продолжил. – Царь понимает, что речь идёт о расколе.
     Воркующий голос Версинецкого и чарующая магия экрана сделали свое дело. Егор поверил в экранную картинку, как верят в сказку дети и глубоко чувствующие неискушенные души.
     – Тем временем над влюбленными сгущаются тучи, – волховал Версинецкий. – Князь Барятинский – приверженец раскола, он бесстрашен и фанатично предан старой вере. Вместе с протопопом Аввакумом и влиятельными раскольниками он брошен в темницу. Лесную красавицу обвиняют в ведьмовстве. Клеветники шепчут, что она присушила князя порошком из сердца новорожденного ребёнка. Вдобавок её узнают очевидцы разинского бунта. Эта необычайной красоты девочка ездила в обозе Алены-Ватажницы. Сия воинственная монахиня возглавляла одну из разинских шаек. Ватажница была сожжена в Арзамасе. Она мужественно приняла кончину и продолжала заклинать своих врагов из пламени. Вот отрубленная рука монаха Лазаря падает на снег и упрямо складывает пальцы в двуперстный крест. «Лесная девка» принимает «крещение огнём». Барятинский сослан в дальний Сосенский монастырь. Он собственноручно пишет икону, куда переливает всю свою тоску и любовь. И та икона становится чудотворной. Вот такая поучительная сказка о любви и верности.

     «За близость с жрицей мужчины платят душой и судьбой. Необузданная сила любви рождает бури...»


Рейтинг@Mail.ruИндекс цитирования  ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека  Seo анализ сайта