АРАКСЫ В МИРУ

Волчья хватка 1,2 (Сергей Алексеев)

Ослаб-князь Пожарский, и Пересвет-Козьма Минин

     — Я не смогу быть жестоким к миру, — признался он.
     — Как весь мой род… Я вижу и чувствую все его пороки, его низость и падение; иногда я его ненавижу и презираю за проявление алчности, вероломства, продажности и рабской покорности.
     Порой мне кажется, мир обойдётся и без Сергиева Воинства, поскольку жестокость достигла такого уровня, что он сам готов принять на себя все страшные грехи и купаться в крови.
     Не во вражеской — в братской, разделившись надвое и поднявшись друг против друга.
     Зачем такому миру Засадный Полк? И мне хочется, рыская волком, резать его беспощадно…
     Но стоит взмыть над головами людей, которые ещё называют себя русскими, и нет ничего на душе, кроме жалости.
     Россия обратилась в Сирое Урочище, а мир — в калик перехожих.
     Личность каждого поделена на полторы сотни миллионов, а это почти ничто!
     Я вижу безликий мир, и оттого мне жаль его ещё больше.
     Ослаб переступил с ноги на ногу и чуть приподнялся, подтянув к себе посох.
     — Разве не было в нашем Отечестве подобного, внук Ерофеев?.. Было такое время на Руси.
     Но протрубил Сбор Ослаб, в миру носящий имя князя Пожарского, и Пересвет Козьма Минин повёл Сергиево Воинство на супостата… 

Стенька Разин, и Емелька Пугачёв

ПУГАЧЁВ ВОССТАЛ ПРОТИВ ПЕТРА РАЗУМОВСКОГО

     – Ещё вопрос, – поднял я руку.
     – У нас в России есть исследователи, которые считают, что восстание Пугачёва – это была война с Тартарией.
     – Не с Тартарией, а с сыном царицы Елизаветы Петровны и графа Разумовского. У царицы Елизаветы родились двое ребятишек: дочь Лиза и сын Пётр. Вот Петя Разумовский и поднял на Дону восстание.
– Получается, что Екатерина II казнила настоящего царя?
     – И погубила его сестру, которую величают в России княжной Таракановой.
     – Понятно, – поднялся я со своего места. – И у царей дети бывают несчастными.
     – Бывают, и очень часто, – согласился со мною Рад.
– Ну и что?
Думаю, ваш визит оказался не бесполезным?
Кое-что наш молодой друг для себя уяснил?
     – Уяснил, и не кое-что, а очень многое.
Г. Сидоров «Наследие белых богов» стр. 622 - 623

     Опять же из сказов он знал, что буйных возят непременно в клетках, дабы ограничить пространство и не позволить им взлететь.
     Точно так же возили когда-то и Стеньку Разина, и Емельку Пугачёва — взбуянившихся араксов из Донских Урочищ.
     Это случалось нередко, когда в ожидании Сбора Воинства засадники настолько совершенствовали свои арсеналы и Правило, что срывались с тормозов и, не зная удержа, шли в мир и силой своей, воинствующей волей, а более всего Ярым сердцем сводили с ума людишек.
     А поелику в тот час не оказывалось иноземного супостата, одержимые били своих, покуда не попадали в вериги и клетки. 

Княгиня Евпраксия

     Но в Сергиевом Воинстве существовал неписаный закон: всякий аракс, будь он вольным, вотчинником, иноком, боярым мужем или даже Ослабом, должен принять добровольную смерть, если существует явная угроза раскрытия таинства существования Засадного Полка и если иным способом пресечь её невозможно.
     Умереть, чтобы вольно или невольно не выдать Правила — способов, методов тренировки, источников происхождения энергии аракса.
     Ни тех, что были всеобщим достоянием Воинства, ни собственных, родовых и наследственных.
     Причём и жена аракса обрекала себя на погибель, не могла избежать мук плена, допросов и пыток; жены поединщиков никогда не посвящались в тонкости борцовского ремесла, хотя знали, под чьей рукой они живут, какому делу служат и чей продляют род.
     Однако женский глаз много чего замечал и видел.
     И если аракс смерть принимал лютую да благородную, вступая не в единоборство — в открытый бой с полчищем супостатов и бился до последнего дыхания, то жена его, дабы не умереть от руки своей, запиралась на какую-нибудь высоту — скалу, крепостную башню, на конёк дома своего или дерево и бросалась вниз головой.
     Как, например, княгиня Евпраксия с младенцем-княжичем…