СТАЛИН - ВЕДУН

     — Но, а как же тогда расценивать процессы, происходящие в 1937 г.? — спросил я.
     — А что в тридцать седьмом?

Кого тогда расстреливали? В основном предателей и палачей русского народа. То, что под удар попало много невинных — не вина Сталина. Скорее, его беда. Дело в том, отрок, что от Ленина избавиться было куда легче, чем от Троцкого. Троцкий считался вторым человеком после Ленина. За него горой стояло командование Красной армии. Он, как ты знаешь, в гражданскую был наркомом обороны. Многие офицеры из его рук получили и должности и звание… Но это ещё не всё: Троцкий и его еврейское окружение сразу же после гражданской подобрали под себя всю власть на уровне райкомов, горкомов и обкомов. Ты должен понять, что настоящая власть не та, которая далеко в Кремле, а которая рядом под боком. Её надо бояться. А не ту, которая «у чёрта на куличках», и она ничего не знает…

     — Получается, что после смерти Ленина реальной властью в стране обладал не Сталин, а Троцкий? — задал я вопрос знахарю.
     — На местах, да. Так оно и было. Сталин оттеснил Троцкого от кормила власти наверху, но на среднем и нижнем уровнях вплоть до самой войны реальная власть была у сторонников Троцкого. Вот в чём трагедия нашего народа. Лев Давидович, лишившись высшей власти в Советской России, изо всех сил пытался её вернуть, но как он мог это сделать? Старым проверенным дедовским методом: либо создать в стране хаос и спровоцировать гражданскую войну, либо опрокинуть прорусское правительство посредством очередной войны с Западом. Как это масоны проделали с императором Николаем II. Лейба Давидович для достижения своей цели не стал мелочиться, он включил весь свой арсенал. Власти на местах под разными предлогами взялись за уничтожение народа. Благо и спецслужбы тоже возглавлялись евреями… Как там в талмуде? Все аккумы нелюди…или «Лучшего из гоев убей!». Вот они и старались самых честных и высокодуховных! Поначалу без суда и следствия, а потом суды были тоже под ними. Попробуй что-то доказать? И так по всей стране…то придумают, что раскрыт новый контрреволюционный заговор, то окажется, что крестьяне утаили зерно, то обвинят в саботаже. Словом, за всё, что можно. Если Сталин не подписывал документы кого-либо расстрелять, это поначалу не имело никакого значения — «виновных» тайно всё равно убивали. За ярлык, что контра. Контру же надо было искоренять всеми доступными методами. Такая вот кровавая вакханалия началась сразу же после смерти Ленина и продолжалась она добрых два с половиной — три года. Под шумок уничтожения НЭПманов погибли сотни тысяч ни в чем неповинных людей. Теперь же все эти художества принято валить на Сталина Но люди не понимают, что реальная власть не та, которая где-то, а та, которая рядом с тобой, к тому же, защищена репрессивными преступными органами. Иосиф Виссарионович, конечно, понимал, что происходит и кто за всей этой кровавой бойней стоит, что курс у сторонников Троцкого на вторую гражданскую или, возможно, на новую войну… Лишь бы только их патрон Лейба Бронштейн снова добрался до высшей власти… Сталин внимательно изучал документы репрессированных, но придраться к ним не мог. Люди под пытками, как правило, сами себя оговаривали. И тогда Иосиф Виссарионович создал параллельно с репрессивной структурой НКВД свою собственную сверхтайную разведку. Эта карманная разведка была насколько скрытной, что о ней ничего не знали ни в охранке, ни в Кремле, ни,… за кордоном… Сталин нацелил эту структуру на сбор материала прежде всего, против «пламенных». Против «ленинской» гвардии нужен был компромат, к тому же, как можно скорее. И вот через некоторое время у себя на столе Иосиф Виссарионович обнаружил следующий документ:

     Каменев — 40 млн швейцарских франков в «Креди Свис», 100 млн франков в Парибо, 700 млн марок в «Дойче банк»,
     Бухарин — 80 млн фунтов в «Вастмистер банк», 60 млн франков в «Креди Свис».,
     Радзутак — 200 млн марок в «Дойче банк», 30млн фунтов в «Вастмистер банк»,
     Феликс Дзержинский — 70 млн швейцарских фраков в «Креди Свис» и т.д.

     — Выходит, все эти ставленники мирового интернационала евреи и полуевреи говоруны, убийцы и проходимцы оказались ещё и крупными мародерами! И революция в России им была нужна только для того, чтобы убивать и грабить! Теперь у Сталина в руках был козырь, и козырь серьезный. Имея такой, можно было смело начинать войну. И Иосиф Виссарионович её начал. Первым делом надо было на какое-то время парализовать работу охранки.
     — Чистка должна начаться с неё, а потом время само подскажет, что делать? — рассуждал Сталин.
     И он вызвал к себе «железного Феликса».
     — Какие только сказки сейчас не придумали относительно смерти Дзержинского, или по-еврейски Фрункеля, отрок. Дописались и доболтались до того, что Феликса Эдмундовича оккультно убрал Николай Рерих. На самом деле сердце у палача и убийцы остановилось послe того, как Сталин потребовал от него вернуть наворованное. Мне не хочется рассказывать, как Сталин возвращал обратно в страну выведенные из неё средства. Это будет слишком скучно и нудно. Скажу, что со своей задачей Иосиф Виссарионович блестяще справился. Прокол произошел только с «железным Феликсом». Он протянул ноги раньше того, как деньги вернулись… Но тут вины Сталина никакой нет. Дзержинский оказался черезчур эмоциональным…

     — Или жадным, — дополнил я рассказчика.
     — Возможно, — кивнул он.
     — Не верни Сталин украденные деньги в Россию, не видеть нам индустриализации как своих ушей, отрок. Что это значит? То, что в будущей войне от СССР не осталось бы и мокрого места. Новая компания должна была стать войною моторов и Иосиф Виссарионович это понимал. Понимал он ещё и то, что без тракторов и отечественных комбайнов Советская Россия останется без развитого сельского хозяйства. Продовольственная зависимость, да ещё в условиях надвигающейся войны с Западом, может привести российское общество к самому худшему: либо к постепенному вымиранию, либо к принятию таких условий, от которых от России останется одно название… Вот почему Сталин так торопился с индустриализацией, но троцкистским выродкам индустриализация как раз была не нужна. Она могла превратить недавно завоеванную, ограбленную и уничтоженную С.Т. Россию в сильную сверхдержаву, поэтому вся их свора как могла, так индустриализации и вредила. Удерживая власть на местах, и иудеи, и ушедшие в подполье масоны делали всё возможное, чтобы Сталин от своих планов отказался… Мало этого, следуя сионистским заповедям Троцкого, они продолжали тайно проводить репрессии. Особенно ярко это выразилось в период коллективизации. Ты знаешь, отрок, что С.Т. делают все по определенной технологии. Сначала «ими» создается прецедент, потом, указывая на него, «они» проводят то, что ими запланировано. Так получилось и в Советской России. Все эти продразверстки, бесконечные поборы и грабежи крестьянских хозяйств заставили крестьян, в основном середняков, в какой-то степени свернуть своё производство. Получилось так, что в России стало невыгодно выращивать много хлеба. Всё равно его так или иначе отнимут… Но в период новой экономической политики (НЭП) пустующие земли общинников очень скоро оказались скупленными местной деревенской буржуазией. Кулаки в России появились ещё до революции, но их относительно было немного. Тогда деревенские богачи в основном скупали земли у разорившихся помещиков. До общинных земель дело не доходило. В период же НЭПа всё изменилось. Кулацких хозяйств с десятками, а то и сотнями батраков появилось великое множество. Я имею в виду не Сибирь, отрок, а европейскую часть России,  — уточнил знахарь.
     — В Сибири царствовал в основном середняк. На кулаков работать никто не шёл. Там свободных земель хватало. Конечно, в Сибири были и бедняки, но те, кто не хотел работать. Кулаков там было очень мало. Для чего я тебе все это подробно рассказываю? Чтобы ты понял, что раскулачивание и создание колхозов было вынужденной мерой. Кулаки новому строю были всегда в оппозиции. Ни о каком продналоге они и слышать не хотели. Главное, им было продать плоды своего производства как можно дороже и так, чтобы государству, с его низкими закупочными ценами как можно меньше досталось… Кроме этого, располагая серьезными денежными средствами, они стремились купить местные власти и этим избавить себя от справедливого налогообложения… Но всё равно, видя, что творится в деревне, и понимая, что кулаки новому государству не союзники, Сталин с коллективизацией не торопился. На совещаниях правительства Coco Джугашвили — генеральный секретарь КПСС говорил, что середняков с кулаками путать нельзя. Одни живут за счет эксплуатации бедноты, другие работают сами на себя. С кулаками все ясно, они враги нового строя и их не грех снова превратить в рядовых хлеборобов, выслать на новые, требующие освоения земли, и пусть себе работают на своё здоровье и на новое общество. Середняков же трогать нельзя. Надо сделать так, чтобы середняк сам понял выгоду коллективного хозяйства и по своей воле попросился в колхоз. Свои соображения относительно создания колхозов Сталин изложил в одной статье. Жаль, её у меня нет, юноша. Дал одному человеку, и с концом, но сталинскую статью о коллективизации и о том, чтобы не путать середняков с кулаками, ты, если захочешь, найдешь. Не все книги Иосифа Виссарионовича уничтожены. На руках они ещё встречаются. Не подумай, что я пытаюсь как-то выгородить Сталина. Совсем нет. Я просто говорю о нем правду, Юра. На что рассчитывал, обдумывая построение будущих колхозов, Иосиф Виссарионович? На чувство русского коллективизма. На наше врожденное чувство общности. Что такое колхоз по Сталину? Та же самая крестьянская община, только максимально вооруженная техникой, где имеются личные подсобные хозяйства — огород, скот, птица, словом, все необходимое. Плюс ко всему — обширное общее поле. На юге сад или бахча. Это уже детали. Важно то, что техника, данная колхозу, работает как на коллективное хозяйство, так и на личное, и не надо пахать свой огород сохой или ковырять его лопатой. Урожай же с общего поля — основной источник дохода. Он кормит и крестьян, и жителей городов, занятых индустриализацией. С общего колхозного поля платится определенный род налога. Другая же часть урожая государством у колхозников покупается. Вырученные деньги поступают в общую казну и идут на развитие коллективного хозяйства. Надо учесть вот еще что, отрок. Технику колхозам даёт государство бесплатно.

     — Наверняка её стоимость и стоимость горюче-смазочных материалов должна компенсироваться продналогом? — высказал я свое предположение.
     — По логике так должно и быть, — кивнул седоголовый, — но не будем вдаваться в экономику, юноша. Нам сейчас не до неё. Я тебе рассказал, как представлял колхозное хозяйство Сталин. У Троцкого же было совсем иное представление. Об общинных отношениях среди русского крестьянства Лева Бронштейн не думал. Не зная психологии нашего народа, он делал ставку не на природную тягу русских к трудовому объединению, а на грубую силу — на административное принуждение. Троцкий считал, что ничего личного у крестьянина не должно быть, никакого подсобного хозяйства. Всё, начиная с земли и кончая жильём, только колхозное. В награду же за рабский труд на общем поле — минимум, чтобы не умереть с голоду. А теперь вспомни, что на местах в среднем звене управления вплоть до 1937 года, а в некоторых областях и позднее, сидели затаившиеся поборники мировой революции — махровые троцкисты. Представь, что они начали творить в период коллективизации, для них в деле построения колхозов авторитетом был не Сталин, а Лейба Троцкий. К тому же, появилась возможность под шумок коллективизации создать в российском обществе новый хаос и под его прикрытием замучить как можно больше ненавистных русских. Прежде всего, цвет российской деревни, объявленных кулаками середняков. Для сионистов уничтожение гоев всегда было делом богоугодным, вот они вовсю и старались. И плевать все эти секретари райкомов и обкомов хотели на требования Сталина, чтобы середняцкие хозяйства не трогать. Как раз их больше всего и трогали, разрушали под корень. Самих же русских крестьян тружеников гнали под конвоем в ссылку на верную гибель. Троцкисты смекнули, что, используя коллективизацию как механизм уничтожения русского середняка-крестьянина хлебороба, можно легко обречь страну на голод и этим подтолкнуть державу к новой гражданской. Интересно, что вся их хищная свора отлично понимала, что за свои дела рано или поздно придется ответить, но перспектива суда и неминуемого жестокого наказания троцкистов не пугала. Они лихорадочно продолжали начатое и даже тогда, когда Иосиф Виссарионович в 1931 году, видя, что коллективизация проходит по-троцкистски и что возглавляют её явные враги советского государства, потребовал от правительства прекратить коллективизацию и репрессии, которые продолжались ещё более года Надо сказать, что палачи русского крестьянства и казачества неплохо подстраховались. Чтобы снять с себя всякую ответственность, они создали по деревням так называемые комитеты бедноты, на собраниях таких вот бедняцких комитетов и решалось, кто является кулаком. Ну а кто такие были эти бедняки? Помнишь, Щукаря из «Поднятой целины»? Прежде всего те, кто не хотел работать. Особенно у нас на Урале и в Сибири. Для них все середняки были мироедами и кулаками, тем более, что после раскулачивания тружеников, опять же по тогдашним местным законам, они получали часть их хозяйства.

     — Умно! — не сдержался я.
     — Да. Умно и хитро, — согласился старый.
     — Теперь ты понимаешь, Юра, что наделали «враги народа»? В деревне уничтожили тружеников, а из Щукарей организовали колхозы. Теперь заставить работать природных лентяев, к тому же развращенных присвоением чужого, можно было только принуждением. Как видишь, концепция Троцкого Сталину тоже понадобилась. Но против кого? Против отбросов. Холопов но своему происхождению. Сталина принято обвинять, что, дескать, как он мог лишить деревенских жителей даже паспортов? Да дай им паспорта, они тут же бы из деревни удрали. Устроился где-нибудь сторожем или пожарником и посвистывай… Как ты считаешь, справедливо поступил Сталин с ощукаренной деревней?
     — Безусловно! — ответил я.
     — Если вы друзья-приятели, руководимые жадностью и завистью изжили своих тружеников, то будьте любезны занять их места. Давайте учиться работать, как они!

     Слушая мой вывод, хранитель одобрительно улыбнулся.
     — Со временем бывшие щукари, хотя и из-под палки, работать научились. Колхозы уже в своём большинстве превратились в серьезные аграрные хозяйства, но на всё это ушло немало времени…
     Вот мы с тобою, отрок, и подошли к 1937 году. У Иосифа Виссарионовича был один единственный друг, которому он вполне доверял и которому верил. Это был Сергей Миронович Киров. Киров как и Сталин понимал, что из себя представляет Троцкий и все, что с ним связано. Вместе со Сталиным, будучи неподкупным и честным, он готовил по троцкизму смертельный удар. Но Сергея Мироновича опередили. Кирова убил в Смольном фанатик-убийца Он был убит точно также, как в 1911 году великий Столыпин. Убийце, как и в первом случае со Столыпиным интенсивно помогла охранка. Гибель Сергея Мироновича подсказала Сталину, что враг переходит в наступление. Следующей жертвой будет он сам. И Сталин начал открытую войну с троцкистами. Многие наши историки пытаются обвинить Сталина в том, что он без вины репрессировал маршалов гражданской, таких как Блюхер, Тухачевский, Якир, Егоров и тех, кто был с ними связан, но вся эта святая четверка являлась ядром троцкистского заговора в армии. Опоздай Сталин на два-три месяца и было бы уже поздно. Страну опять могла захлестнуть волна хаоса, новых антинародных репрессий. Фактически политическими процессами 1937-1938 годов Иосиф Виссарионович спас наш народ от гибели. К сожалению, этот факт мало кто у нас понимает, — вздохнул ведун.
     — Для того, чтобы его осознать, надо разобраться, что такое троцкизм и узнать планы хозяев Троцкого относительно нас, русских… Но кого это интересует? Той же пятой колонной многое скрыто.

     — Ты хочешь сказать, что у нас в СССР набрала силу пятая колонна? — прервал я своим вопросом стapoгo.
     — У нас не просто пятая колонна, отрок, а целая вражеская армия. Она в тылу и интенсивно действует. А второго Сталина у нас нет. Тогда же в 1937-1938 году закоренелые троцкисты, сторонники Каменева, Зиновьева, Бухарина, Тухачевского, Якира, Блюхера и многих других отщепенцев и откровенных предателей изо всех сил тянули за собой на скамью подсудимых ни в чем не виновных русских. Притом старались выбирать самых честных, порядочных и любящих свою Родину. Они понимали, что их сионистско-массонская песенка спета, поэтому делали всё возможное, чтобы навредить ещё больше. Не надо думать, что такое явление было спонтанным. Мы имеем дело с тщательно разработанной пси-технологией. Сейчас вспоминаем и удивляемся: кто только не побывал за решеткой? Такие как Туполев, Курчатов, будущий маршал Советского Союза Рокоссовский и многие другие честные и по-настоящему любящие Россию люди. Появись тогда в Советском Союзе Иисус Христос, его бы в первую очередь оклеветали. Так-то, юноша. Дело было на моих глазах и я знаю, что говорю. Беда усугублялась ещё и тем, что в среде работников тогдашнего НКВД скрытых троцкистов было «пруд пруди». Своих они старались выгораживать, невиновных заставляли признаваться в ужасных грехах… Представляешь, что тогда творилось, и каково было Сталину разобраться, кто прав, а кто виноват? И все-таки Иосиф Виссарионович и преданные его делу люди из правительства многих нужных Родине граждан спасли. В те грозные годы политических процессов над вредителями Сталин ежедневно получал по мешку писем. За ночь он их прочитывал. Когда Иосиф Виссарионович спал, неясно. Известно другое, что, прочтя послание, он тут же брался за спасение тех, кто по его мнению угодил за решетку напрасно, и таких было немало. Лично он спас от расправы Туполева, Рокосовского, авиаконструктора Поликарпова и многих других. Те, кто оклеветал этих людей, оказались либо у стенки, либо за решеткой. Один пожилой немец Поволжья мне рассказал, как его семью раскулачили и сослали в Нарымский край на речку Чижанку. Несколько десятков русских немцев и украинцев поселили среди тайги на верную гибель. У людей не было ничего кроме одежды и кое-какого инструмента. Была осень, пошли дожди, за ними вот-вот мог пойти снег. В наскоро сооруженных балаганах спецпереселенцы стали дожидаться своей смерти, но умереть им не пришлось. Один мальчик, подойдя к ручью, увидел что он кишит ершом. Люди тут же стали ловить рыбу. С пищей пришла и надежда. До зимы общими усилиями соорудили себе зимовье, а с весны занялись строительством посёлка. Власти об этой группе людей забыли. Посчитали, что все они вымерли от голода. Каково же было их удивление, когда через 5 лет они узнали, что спецпереселенцы построили в тайге себе поселок, обзавелись скотом, занимаются охотой, рыбачат и живут не хуже других. И что же? Тут же был состряпан документ, что эта группа людей скрывается от власти, не желает идти в колхоз и т.д. Естественно, из области пришло постановление жителей поселка подвергнуть новым репрессиям. Значит, снова ограбить, расселить, кое-кого посадить… Но нашелся один человек из этой деревушки, который написал в ЦК о том, что с ними местные власти делают. И что же? Письмо попало в руки Сталину. Из Москвы в область тут же приехала комиссия. Кончилось тем, что местные властелины судеб оказались за решеткой. Больше их уже никто не видел. А весною в поселок приехал спецуполномоченный, он привез трактор и ещё кое-какую технику, помог в организации колхоза. Глава местного собрания стал его председателем. С этого момента жизнь в таёжной деревушке стала совсем другой. Это я тебе, юноша, рассказал в качестве примера. Ладно, кто-то додумался написать, и что удивительно, письмо не потерялось, нашло того, кому было адресовано. А если бы этого не произошло?

     — Ты мне рассказываешь какие-то кошмары. Неужели такое могло быть?
     — Было и хуже. За такие вот дела Сталин и расстрелял среднее руководство, расстрелял и причастных к уничтожению невинных и работников НКВД. В руководстве репрессивных органов был расстрелян ярый троцкист еврей Ягода. С Каменевым, Зиновьевым, Радзутаком, Радеком, и многими другими. Иосиф Виссарионович выбил украденные у народа деньги. Выбил в прямом смысле этого слова. Ты, Юра, знаешь еврею расстаться с деньгами всегда сложно. Потом после суда их всех расстреляли. Справедливо это или нет. Как ты считаешь? — посмотрел на меня знахарь.

     — Думаю, что да, — ответил я старому.
     — Справедливее некуда.
     — Зато в наше время представители пятой колонны доказывают, что Сталин был ужасным деспотом, палач земли русской! Не их отцы и деды иудеи, сионисты и троцкисты были палачами, а он, который как мог, так и спасал свой народ от неминуемой гибели. Многие коммунисты говорят, что у Сталина были ошибки и недочёты. Не было у него ни того, ни другого… Вся беда его была в том, что он по природе своей был слишком мягким.
     — Мягким? — изумился я.
     — Да, мягким, слишком многих жалел. Его же не жалели и где могли, там и предавали. Но это уже другая тема, юноша. На ней я не хочу останавливаться. Перед войной Иосиф Виссарионович очистил от троцкистской заразы советские вооруженные силы, но опять же, не от всей. Кое-кто из влиятельных троцкистов в армии остался. Тот же командующий Западным военным округом генерал Павлов… И не он один. В среднем офицерском звене людей, готовых предать и перейти на сторону противника, хватало… Не хотели они простить Сталину ни друга Германии Тухачевского, ни его шефа и соратника Троцкого. Об этом в наше время тоже не любят говорить. Но тогда пусть попробуют объяснить неперенесённые перед нападением Германии аэродромы, полуразобранные ни с того, ни с сего танки, сосредоточенные у границы стратегические продовольственные склады и сплошное в начале войны предательство среднего офицерского состава. Знаешь ты или нет, но только в первые месяцы войны немцы захватили в плен более 3-х миллионов наших солдат. Ты думаешь, русские солдаты сами сдавались? Конечно же, нет. Просто подчинялись приказу своего начальства. Вспомни отечественную войну 1812 года. Много русских пленных было у Наполеона?

     — Если честно, о пленных русских в ту войну я не слышал.
     — Их и не было, — сказал хранитель.
     — Если и были, то раненые… Знаешь, почему? Потому что среди русских офицеров в то время предателей не водилось.
     — Масоны в России ещё не появились [см. Л.Толстой "Война и мир"], а евреев в армию, тем более в офицерский корпус, не брали, — стал припоминать я исторические факты.
     — Да так оно и было, — подтвердил старый.
     — Теперь ты понимаешь силу евреев и их приспешников масонов. Пассионарную силу союза дегенератов. Практически невидимый колосс! Главным оружием которого является различного рода ложь… Ложь обо всём. О прошлом, о настоящем, о будущем. Океан лжи и лицемерия, тотальный подкуп, яд и лезвия кинжала… Такой вот силе, причем, в самом её расцвете, и свернул шею Coco Джугашвили: «джугэ» на хевсурском наречии — «булат дзюгэ» булат на сибирском русском… Так, что Сталин как раз его фамилия. И он её оправдал.
     — Если честно, я не знал, что «джугэ» означает булатную сталь, — прервал я рассказчика.
     — Теперь знаешь, — улыбнулся он.
     — Мне не хочется рассказывать тебе о сильных и слабых сторонах наших полководцев. Кое-кто считает величайшим стратегом Г.К.Жукова, кто-то отдаёт предпочтение Рокоссовскому. На мой взгляд, Жуков был хорош как организатор, К.К.Рокоссовский, как непревзойденный стратег. И всё-таки они оба дополняли Сталина.

     — Постой, — остановил я снова старого.
     — Какой же был Сталин командующий, если допустил внезапное нападение?
     — Сталин его не допустил. За неделю до нападения он точно знал его дату и дал в генеральный штаб распоряжение подготовиться к отпору. То, что генеральный штаб не справился со своей задачей, не вина Сталина.
     — Выходит, что и здесь Иосифа Виссарионовича оклеветали!
     — Выходит, — кивнул старый.
     — Во время войны Сталин показал себя выдающимся не только политиком, но и полководцем, и это признают даже его противники. С ним всё понятно. Другого и не могло быть.
     — Почему? — не понял я.
     — Потому что Сталин состоялся как воин. Какое ядро сознания открывается у второго высшего сословия?

     — Ядро бога распределения — Стребога, — припомнил я.
     — Сталин же во время войны был уже не воином, а кое-кем повыше.
     От слов ведуна меня бросило в жар. Ведический жрец в теле грузина и в статусе вождя народов буквально из руин собирает разрушенную империю. Потом, истребляя врагов, одновременно проводит индустриализацию, создает мощную армию, и во время нападения на державу сил запада, умело управляет ею. Одни против всех! Против хозяев иудеев и масонов. Против банкиров и политиков — их приспешников. Наконец против сил России, специально созданной для войны с возродившейся Россией, во главе с фашисткой Германией! Колоссально!

Стр 1  Стр 3