А Л Ь Ф А - О М Е Г А
Главная | ТРЕНАЖЁР *ДЫБА-ПРАВИЛО* | Регистрация | Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
ПОИСК
Вход на сайт
ГЕОРГИЙ СИДОРОВ
СТАТИСТИКА

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
УГЛАНОВ ВИТАЛИЙ ЮРЬЕВИЧ
ПОДБОР ПО ПАРАМЕТРАМ

ТРЕНАЖЁР ДЫБА-ПРАВИЛО ДОБРАНА ГЛЕБЫЧА

НЕОБХОДИМОСТЬ НАГРУЗКИ КАЖДОГО ДНЯ

- И тебе не лень за два километра возить на себе хворост?
- Это моя тренировка. Иначе ослабнут ноги, - засмеялся дедушка. - Я сейчас в таком возрасте, когда без нагрузки никак. Получаю от жизни только то, что в неё вкладываю. В этом и есть тайна долгожителей.
Хотя никакой тайны и нет. Ты должен знать, что обычные люди тратят на  жизнь, самое большое, процентов 5-пять своих резервов. Всё остальное остаётся невостребованным. Глупость заключается в том, что, чем старше человек, тем меньше он себя нагружает.
- Но так, наверное, и надо, об этом говорят и врачи, - возразил я. - Всё по науке.
- Наша наука подчиняется, знаешь кому...  Здесь опять ловушка. Неужели не понимаешь, они кругом, ловушки для нашего сознания. Пора бы понять: если в научных кругах утверждают, что что-то не полезно, а, наоборот, вредно - значит что-то не так. Когда заканчивается спонтанный потенциал здоровья, надо включить основной - это же так просто.
Прямо пропорциональная зависимость. Чем больше тебе лет, тем больше тренируйся или просто работай. Тогда будешь жить. Вспомни своих друзей поморов.
"Г. Сидоров - Сияние Вышних Богов и крамешники (Основы державного строительства)" Стр. 146

СВЯЗЬ МОЗГА ЧЕЛОВЕКА, ЕГО СУХОЖИЛИЙ И МЫШЦ

     — Ты обещал мне объяснить участие мозга в накоплении силы. Почему вырабатывается тестостерон и гормон роста из твоей предыдущей лекции я понял, всё это связано с динамическими упражнениями, но как действуют на организм человека нагрузки статические, я не знаю.
— Видишь ли, тут связь, — отложил книгу мезенский философ.

     — Связь мозга человека, его сухожилий и мышц. Связь прямая: чем крепче жилы, тем сильнее мышцы. Мозг посылает мышцам такой энергетический импульс, какой способны выдержать сухожилия и мышечные волокна. Большего он послать не может. Иначе разорвутся и те, и другие. Статические же, да и предельные динамические упражнения заставляют мозг паниковать. Мозг осознаёт, что организм попал в экстремальные условия физических перегрузок. Значит, надо организму помочь. И мозг человека даёт команду на укрепление сухожилий и на усиление мышечных волокон. Не столько на их рост, сколько на изменение внутренних качеств. Именно поэтому у людей, занимающихся статическими упражнениями, мышцы огромными не бывают, но зато они стальные.
— Но у тебя мускулатура дай боже! — заметил я.
— Потому что, кроме статических упражнений, я ещё занимаюсь динамическими и упражнениями с предельными весами.
Механизм тебе понятен?
Всё идёт от мозга, он укрепляет тело, он же посылает к мышцам силовые импульсы. Это другая сторона медали. Именно от мозга и зависит наш гормональный фон. Мозг всему голова. Как видишь, всё предельно просто. Когда человек понимает, что всё идёт из его нервной системы, он правильно распределяет нагрузки. К сожалению, очень многие тренеры этот механизм недопонимают. Отсюда у спортсменов и травмы, и быстрый износ организма. Правильно меня женщины сегодня журили — во всём нужна мера!

     — Думаю, со мной обойдётся, — попытался я успокоить своего седого друга.
— Когда теперь пойдём на занятия?
— Тогда, когда у тебя перестанут болеть сухожилия и мышцы. А вообще, статическими упражнениями я балуюсь не более 2-двух раз в неделю. Этого вполне достаточно.
Иначе организм не успевает восстановиться.
"Хронолого-эзотерический анализ развития современной цивилизации. 4 книга стр. 115

ДЫБА - ПРАВИЛО «Казачий спас» далее «Пять стихий» 

     — Неужели ты думаешь, что я вот этим качаю силу?
     Отягощения укрепляют сердце и сосуды. Такие тренировки, брат, у меня для здоровья. Чтобы оставаться молодым. Не знаю, известно тебе или нет, но после 45-сорока пяти количество тестостерона, мужского полового гормона, падает в крови у мужчин до 35 — 40%. К 60-шестидесяти годам его становится ещё меньше. К чему это ведёт, ты я думаю, понимаешь. Медленно и верно начинают теряться репродуктивные функции, деградирует мышечная система мужчины, наступает процесс разрушения внутренних органов. Прежде всего, сердца и сосудов. Вместе с падением концентрации тестостерона в крови снижается и концентрация гормона роста. Теперь он вырабатывается только в экстренных случаях, да и то в небольшом количестве. Про гормон молодости и говорить не приходится, шишковидная железа его просто не вырабатывает. Что в таком случае прикажешь делать?
...Так вот, чтобы не стареть, надо заставить свой организм начать снова вырабатывать тестостерон и гормон роста.
Как это сделать?
Очень просто, взять в руки гантели и штангу. Динамические упражнения с отягощениями создают в мышцах множество микротравм. Чтобы их залечить, организм вырабатывает тестостерон и гормон роста. Вырабатывает больше, чем надо. Таков закон природы.
Что происходит?
Полностью восстанавливается гормональный фон. Значит, возвращается молодость...

ТРЕНАЖЁР - ДЫБА ВЕРТИКАЛЬНАЯ

— А что это?
— Ты видишь перед собой самую настоящую дыбу.
— Дыбу? — не поверил я своим глазам. — А зачем она здесь? Кого ты на неё подвешиваешь?
— Себя, мой друг, себя!
— Как это?
— А вот так!
     С этими словами Добран Глебыч поднялся по лестнице к висящему под потолком бревну. После чего сунул свои сильные руки в закреплённые на нём кожаные петли, потом, дотянувшись до второго бревна ногами, накинул на них прибитые к бревну «сапоги». Не понимая, зачем новоиспечённому мазохисту всё это надо, я с интересом ждал, что будет дальше. А между тем, старейшина усилием ног и пресса снял нижнее бревно с крючьев и повис, подобно маятнику, между двумя брёвнами. Но на этом страшная экзекуция не закончилась. Через несколько секунд под воздействием ног самоистязателя нижнее бревно стало скручиваться то в одну, то в другую сторону. Осью вращения его был распятый таким образом человек!
— Ты что, решил утереть нос самому Иисусу Христу? — спросил я его. — Того насильно распяли, а ты сам себя да ещё и со своей «изюминкой».
Не боишься перекрутить себе позвоночник?
На мои реплики Добран Глебыч не ответил. По всему было видно, что ему не до меня. Прошло не менее двух минут, прежде чем старейшине удалось остановить маятник бревна и усилием ног и пресса снова отправить бревно на место.
— Неужели ты не понял, зачем всё это? — спустившись с лестницы, посмотрел на меня «самоистязатель».
— Конечно, понял, но упражнение рискованное. На сухожилия нагрузка огромная, да и на позвоночник тоже! Когда бревно тебя стало скручивать, меня охватил страх. Этой штукой радикулит лечить!
— И лечим! — засмеялся седоголовый богатырь. — Только не у своих. Наши радикулитов и остеохондрозов не знают. Но соседи от этих болезней загибаются.
— А как твоя дыба, если без шуток, называется? — поинтересовался я.
— В народе её зовут «правило». Сейчас брёвна расположены по вертикали, но их можно устанавливать под любым углом. Самое трудное упражнение, когда оба бревна параллельны друг другу и их растаскивают в разные стороны специально подвешенные грузы. Те же мешки с песком, — показал он на спортивный арсенал женщин. — То, что я тебе сейчас показал, упражнение несложное. Оно под силу каждому. Хочешь попробовать?
— Конечно, хочу!
— Ну, тогда в чём дело? Вперёд! — подбодрил меня любитель острых ощущений. — Но сначала необходимо хорошенько разогреться и раскрутить позвоночник.

ТРЕНАЖЁР - МАЯТНИКОВЫЕ БРЁВНА

— Можно я познакомлюсь с другими тренажёрами твоего зала? — охладил я пыл седоголового спортсмена. — Тут у тебя столько интересного! Например, для чего висят на цепях вот эти брёвна, целых пять и все разные?
— А ты не догадываешься?
— Нет, — честно признался я.
— Тут всё просто, — засмеялся Добран Глебыч. — Я этот тренажёр «вывез» из Кореи.
— Как из Кореи?
— Там я немного воевал, точнее, числился в корпусе военных советников.
— Сколько же тебе лет?! — не поверил я услышанному.
— Много, но ты меня лучше об этом не спрашивай. Так вот, там, в Корее, я готовил разведчиков. Учил их работать с картами, ориентироваться на местности, заодно преподавал им и наше боевое самбо, точнее, систему «смерш». Кое-кому из корейцев нравилась «русская» техника, но некоторые предпочитали своё национальное карате. Хотя в боевых условиях оно было почти непригодно. Но это уже совсем другая тема.
Те упёртые корейские каратисты и показали мне вот это, — кивнул бывший инструктор по «смершу» на висячие брёвна.
— Смотри-смотри, сейчас всё поймёшь.
И Добран Глебыч стал их раскачивать и одновременно раскручивать в разные стороны.
— А теперь, — отошёл он от качающихся и вращающихся брёвен — попробуй через них пройти!
Нечто подобное висело в сарае когда-то у пасечника. Только там были не брёвна, а обычные мешки набитые торфом. И он, раскрутив и раскачав их, заставлял меня между ними бегать. Брёвна мало походили на мягкие торфяные груши. Удар такого бревна грозил сломать кости, а то и проломить череп. Но я, полностью расслабившись и поймав волну, шагнул к корейскому тренажёру.
— Ты что с ума сошёл? — попытался остановить меня бывший военный. — Это была шутка!
Но я его уже не слышал. Уклонившись от первого бревна, я нырнул под второе, потом каким-то чудом избежал столкновения с третьим. Как мне удалось «перехитрить» два последних бревна, я так и не понял.
     Но когда полоса препятствий осталась позади, до моего слуха долетел громкий голос одной из девушек:
— О твоих художествах сейчас узнает мама Ярослава, а потом, когда приедет, мы всё расскажем и маме Валентине!
Оглянувшись, я увидел растерявшегося Добрана Глебыча в окружении своих дочерей. Обе красавицы, одетые в чёрные вязаные костюмы, выглядели очень эффектно. Они смотрели на своего отца, как будто видели его впервые.
— Постойте! — махнул я девушкам. — Это была моя инициатива! Он не причём!
— Как это не причём! Предложил тебе костедробилку и наблюдал, чем всё это кончится!
— Добран Глебыч пытался меня остановить. Просто не успел, — подошёл я к разгорячённым девушкам.
— Не успел?! Не захотел! — окинула меня ледяным взглядом Светлада.
— У тебя, как я вижу, самый настоящий матриархат! — засмеялся я, глядя на сконфуженное лицо старейшины.
— Вообще-то нет, это они за тебя так перепугались!
Обняв обеих девчонок за талии и прижав их к себе, помор стал очень быстро кружиться.
— Я вам покажу, как отца запугивать! — хохотал он. — Вы у меня узнаете, «почём фунт лиха»! Смотритека, растопырились, раскудахтались!!
— Отпусти! — взмолились девушки. — У нас голова кружится! Гера, спаси нас!
Услышав имя Гера, Добран Глебыч остановился:
— Вы что его не по-русски зовёте? Никакой он не Гера, а арий! Или Юрий! Уяснили?
— Уяснили-уяснили! — держась за импровизированную шведскую стенку, чтобы не упасть, засмеялись девушки. —
Больше не будем!
— А потом, чего вы так перепугались?
Для этого парня, — взглянул на меня старейшина, — дорога через костедробилку — лёгкая разминка!
Вы же видели, как он её преодолел?!
Как будто брёвен и вовсе не было!
— Видели-видели, как предпоследним бревном Георгию, то бишь Юрию, чуть было не снесло голову! — не сдавались сестры.
— Похоже, они в тебя влюблены, — подмигнул мне Добран Глебыч. — Готовы за тебя родного отца сжить со свету!
Услышав последние слова, девушки притихли.
— Что, стало стыдно? — повернулся к ним развеселившийся бывший военный инструктор. — Чем отца об стенку размазывать, лучше покажите Юрию, с какими весами вы работаете. А то я ему сказал, но он наверняка мне не поверил.
— Да верю я! Всему, что ты говоришь, верю!
— И тому, что они тебя почти любят, тоже? — оглядел сконфузившихся дочерей Добран Глебыч.
— В таких вопросах «почти» не считается, — поспешил я на выручку девчонкам. — Если почти — значит, разговоров на эту тему быть не может. А потом меня и любить-то не за что.
— Смотрика, он ещё и кокетничает? — показал на меня рукой старейшина. — Всё, по местам и за дело! — посерьёзнел глава семейства. — Мы сюда тренироваться пришли или балагурить?
Услышав команду отца, девушки тут же взялись за разминку. Каково было моё удивление, когда я увидел, что красавицы в быстром темпе выполняют движение из нашего национального воинского искусства!
— Что-то не так? — посмотрел на меня Добран Глебыч.
— Всё в норме, — показал я на девушек. — Это же «пять стихий»! Так называется в Сибири наша русская воинская традиция.
— Здесь боевое искусство принято назвать «живой», — улыбнулся бывший военный. — Или «коловратом». Видишь, девчонки вертятся в двойной свастике, её ещё называют кельтским крестом.
— Можно я с ними позанимаюсь? — взглянул я на старейшину.
— Валяй! Только для них это всего лишь разминка. Скоро они возьмутся за гантели и за свои любимые набитые песком
мешки.
Но, не обращая внимания на слова Добрана Глебыча, через секунду я был уже рядом с девушками и, войдя в состояние волны, закружился вместе с ними. Видя, что мои движения так же точны и быстры, как и у них, красавицы разбежались в стороны и в знак того, что я двигаюсь так, как надо, удовлетворённо закивали мне своими изящными головками. Через пару минут наша общая разминка закончилась.
— Теперь вы понимаете, почему он так легко прошёл «полосу препятствий»? — подошёл к дочерям отец-тренер.
— Потому что он один из нас!
Скажи, неужели всё это дал тебе пасечник?
— У него я продолжил свои занятия. А началось всё с моего деда-казака. Он взялся меня тренировать с двухлетнего возраста.
— Значит, сначала «казачий спас», потом «пять стихий»! Вон какое сочетание! — задумчиво проговорил бывший инструктор по «смершу».
— Вообще-то принципиальной разницы я не вижу, конечно, «спас» намного проще, но и он способен...
— Знаю-знаю, — перебил меня старейшина. — «Спас» — система универсальная и, надо сказать, очень сильная. Самое главное, что простая и доступная. А как насчёт фехтования?
— задал он вопрос.
— А в чём разница? — пожал я плечами. — Те же самые движения — ничего нового. Только за счёт клинков руки становятся несколько длиннее... Вот и всё.

ГАНТЕЛИ ДЕВУШЕК ДЛЯ СТАНОВОЙ ТЯГИ

     — Мне бы хотелось посмотреть, как ты работаешь. Насколько я понял, у тебя и у нас есть различия, но это в другой раз. Сегодня у нас иная программа. Я хочу показать тебе кое-что ещё из нашего спортивного арсенала. Прежде всего, свои гантели и штанги, — перевёл моё внимание в иную плоскость старейшина. — Посмотри, видишь, какие отягощения держат в руках девчонки?
В это время обе прелестницы, поставив ноги чуть шире плеч и немного наклонившись, интенсивно занимались разводкой.
— Такое впечатление, что гантели, которые они держат, не железные, — сказал я, подумав. — Очень уж легко они с ними работают.
— Верно, не железные, — согласился Добран Глебыч. — Головки гантелей отлиты из цемента, потом покрашены. Ручки же я выстрогал из дерева. Во-первых, они тёплые, а во-вторых, очень удобные.
— Лихо! — восхитился я. — Только веса в них немного.
— Да нет, и вес хороший, — возразил изобретатель. — Я добавляю в цемент ещё и железные опилки...
— Как говорится, и дёшево, и здорово! — развёл я руками.
— Неужели всё железо у тебя цементное?
— Больше половины! — улыбнулся старейшина. — Две штанги и гантели с деревянными рукоятками.
В это время девушки закончили с разводкой и приступили к тяге в наклоне. Для этой цели они собрали самодельную штангу, и по очереди согнув ноги и удерживая прямо корпус стали отрывать её от пола.
— Ты не боишься, что твои дочери надорвутся? — повернулся я к отцу-тренеру.
— Не боюсь! С их спинами и прессом такого не случится. Да и штанга не так уж неподъёмна. Килограммов семьдесят, не больше.
— Семьдесят? Так ведь не всякий мужчина такую подымет!
— Родившийся и выросший в городе, который сам себя еле таскает, да. А для нормального парня эта вот штанга — пушинка! Он её завяжет в узел.
Сколько у тебя становая тяга?
— Когда-то без особого напряга отрывал двести.
— Вот видишь! Женщина же в физическом плане должна быть наполовину слабее мужчины. Так что моим дочуркам до предела не хватает ещё тридцати. А ты — «надорвутся»! У вас, я вижу, началась круговая порука. Они за тебя чуть с отцом не разобрались, ты за них весь испереживался. А потом у них есть ещё и резерв.
— Интересно, что ты имеешь в виду?
— То, что они обе девственницы. Ты должен знать, что девственница в физическом плане намного сильнее мужней женщины.
Помнишь, как Брунгильда своего будущего супруга Гюнтера в брачную ночь на стенку повесила?
Потому я и спросил тебя, сколько ты от пола можешь оторвать! — покатился со смеху, глядя на меня, Добран Глебыч.
Услышав весёлый смех своего отца, девушки обернулись.
— Понимаете, — посмотрел на их удивленные лица седоголовый тренер, — Я представил Юрия висящим на гвозде под потолком, а вас двоих читающими ему лекцию о нравственности!
Поняв шутку отца, девушки тоже засмеялись. Со всеми вместе смеялся и я.
— Где мне только не приходилось бывать, но на гвозде и под потолком ни разу!
— Побываешь! — успокоил меня Добран Глебыч. — У Гюнтера была одна Брунгильда, у тебя же их две. Так что берись за гантели и штангу, иначе твоё дело — дрянь, парень! — показал на разложенный по полкам спортивный инвентарь Добран Глебыч.
Благо и отличных скамеек, и разного рода тренажёров, а также самодельных гантелей у старейшины хватало. Поэтому мы с ним друг другу не мешали. Средними весами, не торопясь, я ввёл в работу плечевой пояс и немного нагрузил спину. Сразу брать предельные веса было рискованно. Мой перерыв с занятиями длился больше месяца, и легко было травмироваться. Добран Глебыч занимался как обычно. На его штангу страшно было смотреть. Иногда от громадного веса её гриф гнулся в дугу.
— Смотрю, ты тоже себя не жалеешь, — заметил я. — Теперь понятно, в кого твои дочурки.
— Я себя не жалею?! — в очередной раз засмеялся бывший инструктор по «смершу». — Все эти железные и цементные блины для меня — лёгкая разминка!
Разве это вес? — хлопнул ладонью по своей штанге Добран Глебыч.

     — Неужели ты думаешь, что я вот этим качаю силу? Отягощения укрепляют сердце и сосуды. Такие тренировки, брат, у меня для здоровья. Чтобы оставаться молодым. Не знаю, известно тебе или нет, но после сорока пяти количество тестостерона, мужского полового гормона, падает в крови у мужчин до 35 — 40%. К 60-шестидесяти годам его становится ещё меньше. К чему это ведёт, ты я думаю, понимаешь. Медленно и верно начинают теряться репродуктивные функции, деградирует мышечная система мужчины, наступает процесс разрушения внутренних органов. Прежде всего, сердца и сосудов. Вместе с падением концентрации тестостерона в крови снижается и концентрация гормона роста. Теперь он вырабатывается только в экстренных случаях, да и то в небольшом количестве. Про гормон молодости и говорить не приходится, шишковидная железа его просто не вырабатывает.
Что в таком случае прикажешь делать?
     «Да ещё, если у тебя две молоденькие жены», — невольно подумал я про себя.
— Ты можешь тоже оказаться на моём месте, — усмехнулся в усы старейшина.
— Вот ты и стал читать мои мысли, уважаемый Добран Глебыч, так мы не договаривались! — заметил я.
— Читаю по твоей физиономии. На ней всё, как на бумаге, — буркнул седоголовый богатырь. — Но мы отвлеклись. Так вот, чтобы не стареть, надо заставить свой организм начать снова вырабатывать тестостерон и гормон роста.
Как это сделать?
Очень просто, взять в руки гантели и штангу. Динамические упражнения с отягощениями создают в мышцах множество микротравм. Чтобы их залечить, организм вырабатывает тестостерон и гормон роста. Вырабатывает больше, чем надо. Таков закон природы.
Что происходит?
Полностью восстанавливается гормональный фон. Значит, возвращается молодость.
— Но ведь существует ещё и гормон старения. Его-то куда денешь? — возразил я.
— С гормоном старения и с гормоном молодости надо работать через сознание. Точнее, через то, что в науке принято называть подсознанием. Двумя словами этого не объяснить. Лучше меня с принципом бессмертия тебя познакомит другой посвященный. А я всего лишь практик.

ТРЕНАЖЁР ДЛЯ НОГ

     Вон, полюбуйся, — показал старейшина на своих дочерей. — Со становой тягой они закончили и приступили к работе с ногами.
Я взглянул на девушек и увидел, как они вдвоём подняли продолговатый, килограммов на 30-тридцать, мешок с песком и положили его на специальную полку. Мешок на ней держался только своими краями.
— Не понимаю, зачем этот вырез? — спросил я Добрана Глебыча.
— Сейчас увидишь, — подмигнул он мне с видом знатока.
В это время к полке подошла Светлена и чуть присев вошла своими точёными плечиками в вырез полки.
— Вот и всё! — констатировал отец девушки. — Мешок у Светы на плечиках, видишь, как просто.
— Действительно просто, — согласился я. — По твоему спортивному залу диссертацию писать можно.
Светлена, тем временем, отойдя от полки, занялась приседаниями.
— Это у них такая разминка, — взялся за объяснения Добран Глебыч. — Потом вес будут увеличивать и увеличивать. Пока не дойдут вон до того монстра, — показал старейшина на самый большой мешок. — Я тебе говорил, в нём по моим меркам килограммов 80-восемьдесят, если не больше!
— Вот у тебя тут и скамейки, и полки, и гантели, и штанги, и чего только нет! Скажи мне, зачем тебе ещё и, как его там, рядило? — показал я на висячие на цепях брёвна.
— Разве без них нельзя?
— Конечно, нет, — удивился моему вопросу богатырь. — Я же говорил — работа с отягощениями даёт здоровье и долголетие, а «дыба» дарит громадную силу и вытягивает не только позвоночник, но и суставы. Это в свою очередь укрепляет связки. Неужели ты никогда не слышал о рядило?
— Слышать-то я слышал, но вижу его впервые.
— Придётся тебе её осваивать, парень. С виду ты вроде крепкий, но если связки слабые, ты не воин. Смотри!
С этими словами Добран Глебыч взял лежащий на полке толстый стальной пруток и правой рукой намотал его на левую.
— Теперь попробуй, выправи? — предложил он мне.
— И пробовать не буду, — засмеялся я. — Перед твоими детьми не хочу позориться. Этот прут только кувалдой распрямить можно.
— Не кувалдой, а пальцами, обыкновенными пальцами, — начал выпрямлять свой прут силач. — Вот видишь, он и прямой, — положил арматуру на место старейшина....
....Вот, что такое статические упражнения. Сегодня мы тренировку пропустим. Сегодня - баня.....
"Хронолого-эзотерический анализ развития современной цивилизации. 4 книга стр. 45-60

ДЫБА И ТРЕНАЖЁР ДЛЯ УКРЕПЛЕНИЯ СВЯЗОК

     — Чтобы укрепить сухожилия, необходимы статические упражнения. Причём под разными углами. Плюс ко всему растяжка всех без исключения мышц. Будет лучше, если этот процесс связать со статикой.
Теперь понимаешь, зачем висят здесь эти брёвна? — показал мезенский силач на свои тяжёлые рядила.
— Но мы с тобой начнём с малого — с цепей и стальных прутьев. С них надо начинать, иначе тебе не миновать серьёзных травм.
Добран Глебыч поднял лежащую в углу стальную цепь, намотал концы цепи себе на руки и став на середину напряг свои стальные мышцы.
— Это первый угол, — сказал старейшина через две-три секунды. — Он равен 90-девяноста градусам, его надо считать основным. Начинается тренировка с такого угла.
Потом, — сбросил тренер цепь с кистей своих рук, — угол у нас будет другой. Как видишь, он у нас где-то сто двадцать градусов.
Через мгновенье Добран Глебыч перешёл к углу в тридцать градусов.
— Вот они: три основных положения работы с кистью. Но напряжение должно продолжаться не более десяти секунд, иначе можешь получить травму. Не дай бог, потянешь или, чего доброго, порвёшь связки. Понятно, что напряжение мышц максимальное, иначе теряется всякий смысл.
Я взял из рук Добрана Глебыча цепь, намотал её на кисти рук и, встав на железные звенья ногами, попытался её порвать. От напряжения в глазах потемнело.
     — Осторожнее! — предупредил седоголовый тренер. — Помни, что я тебе сказал. Не переусердствуй. И потом, ты не разогрелся. Давайка начни с гантелей.
Успокоив дыхание, я взял привычные для меня гантели и приступил к тренировке. Через полчаса, когда все группы моих мышц хорошо размялись и прогрелись, я снова взялся за цепь. Под руководством старейшины мне пришлось проделать с ней упражнения не только на бицепсы, но и на дельты, и даже на спинные.
— Всё, с железом пока хватит, — остановил мою тренировку Добран Глебыч. — Иди-ка к нашим барышням, помоги им с мешками. У нас сейчас началась основная тренировка. Вон как стараются! А я пока настрою нашу импровизированную дыбу. Кивнув, я подошёл к девушкам, которые вместе с матерью взялись за установку своих любимых снарядов на полки с вырезами. Когда я вернулся к старейшине, у того всё было готово.
     Одно бревно раскачивалось под потолком, второе на цепях висело внизу.
— Ну что, попробуем? — посмотрел он на меня выжидающе.
— Давай! — храбро согласился я.
— Тогда становись на лавку и кисти рук закрепи в тех кожаных петлях, — показал поморский тренер на висящее под потолком бревно.
Я дотянулся до петель и сунул в них свои руки.
— А теперь, давай-ка сюда ноги, — поднёс ко мне на своих руках второе бревно Добран Глебыч.
— Видишь прибитые к нему калоши? — калошами старейшина назвал нечто похожее на обрезанные сапоги. — Сунь туда ноги.
Я выполнил требование тренера. И тот стал медленно опускать бревно. Несколько секунд я висел на руках без груза, но потом, когда нижнее бревно потянуло меня к полу, от напряжения и натяжения из моих глаз посыпались искры, и я стал задыхаться.
— Всё! — донёсся до меня бас старейшины. — Хватит! Давай снова на лавку. Ты продержался целую минуту! Это очень много, парень! Если так дело пойдёт, то через месяц можно будет увеличивать груз.
     После «дыбы» у меня кружилась голова, перед глазами плыли тёмные пятна. Я сидел на лавке и был искренне рад, что остался жив. Когда я поднял, наконец, голову, то увидел, что и женщины, и хозяин дома смотрят на меня с нескрываемым уважением.
— Повис и не звука! — восхищался моим поведением Добран Глебыч. — Взглянул, а у него глаза помутнели!
Ты что, забыл русский язык?
Если тяжело, надо тут же давать отбой!
— Сначала вроде терпимо было, — оправдывался я. — Это потом возник свет, а затем случился провал куда-то в темноту.

     — Ты ведь чуть сознание не потерял! — положила мне руку на голову Ярослава. — Этот изверг, — посмотрела она с укором на мужа, — самого Кощея Бессмертного своей правилой со света сжить может. Только дай ему волю!
— Ничего! — засмеялся Добран Глебыч. — Посвящение, можно сказать, прошло на славу, это с непривычки так, потом ему понравится. Как почувствует прилив силы, то от моей дыбы его палкой будет не отогнать.
— Ты, папа, у нас увлечённая натура! Всё тебе нипочём! А вот Георгий от твоих экзекуций завтра соберётся и отчалит? — посмотрела на меня вопросительно Светлена.
— Никуда я не отчалю! — поднялся я с лавки. — Всё нормально! Давай продолжим.
Мои слова окружающих явно удивили. Растерялся даже Добран Глебыч.
— Тебе что, мало?! — покачал он головой. — Или ты мазохист?
Ты же сегодня от боли в суставах спать не будешь. Я на самом деле перестарался. Теперь надо ждать, пока они у тебя пройдут.
— А с чего вы решили, что боли у меня будут? — хорохорился я. — Может, всё обойдётся.

     — Есть опыт, — вздохнул неудачливый тренер. — Давайка лучше я тебе покажу тренажер для кистей рук, — перевёл Добран Глебыч разговор на другую тему.
— Вот, посмотри, — снял он с гвоздя небольшой железный обруч с висящими на нём цепочками. — Видишь, на каждой цепочке кольцо? — показал помор на странный предмет.
— Заметил, но не понимаю, что это такое.
— А ты сунь пальцы в кольца, тогда всё и поймёшь. Я сделал всё, что велел старейшина, и до меня дошло, что кисть моей руки оказалась в оригинальном тренажере.
— Теперь попробуй сжать руку в кулак! — улыбнулся мезенский тренер.
— Но такое не под силу никому! — удивился я.
— Под силу, под силу! Я могу согнуть всю эту чахлую конструкцию, просто не хочу. Берегу как память. Давай-ка попробуй ты. Я изо всех сил напряг кисть. Стальной обруч даже не дрогнул.
— Тебе эти тренажеры как раз, — констатировал мои потуги Добран Глебыч. Давай-ка поработай с кистями. Пока ты будешь заниматься, я немного разомнусь правилом. Понимаешь, тело требует!
— Ещё как понимаю! — усмехнулся я, вспомнив свои тренировки в спортивных залах.
Когда я закончил знакомиться со всеми тренажерами, предназначенными для укрепления связок, Добран Глебыч уже закончил с тренировкой и помогал своим красавицам ставить на место мешки и импровизированные цементные гантели.
— Ну как? — изучающе взглянул он на меня.— Как себя чувствуешь?
— Нормально! — отозвался я. — Ты же сам сказал, что боли начнутся у меня только ночью.
"Хронолого-эзотерический анализ развития современной цивилизации. 4 книга стр. 108-110

ТРЕНИРОВКА

— Время! Пора на тренировку. Вечером беседу продолжим.
— Я пойду с вами. Просто посмотрю, — попросился я.
— Мы не против, — обняла меня за плечи Ярослава.
— Только сегодня ты не тренируешься!
— Договорились, — кивнул я. 
     Через полчаса все мы оказались в импровизированном спортивном зале. Женщины после интенсивной разминки преступили к своей обычной тренировке, а Добран Глебыч, разогрев мускулатуру отягощениями, взялся за цепи, стальные пруты и специальные статические тренажеры для пальцев.
— Сегодня у меня одна силовая, — пояснил он мне. — Раз в неделю. Этого вполне хватает.
     После статики мышцам нужен продолжительный отдых. А сухожилиям тем более. Как только ты восстановишься, я тебе покажу все свои премудрости. Дыбу ты уже попробовал. Она одновременно и растяжка, и статика. Сегодня мне на ней висеть долго. Глядя на тренировку буквально за несколько дней ставших мне родными людей, я уселся на лавку и стал перебирать в мыслях всё от них услышанное.
"Хронолого-эзотерический анализ развития современной цивилизации." 4 книга стр. 236


Рейтинг@Mail.ruИндекс цитирования  ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека  Seo анализ сайта