А Л Ь Ф А - О М Е Г А
Главная | ТАЙНА ЛАБИРИНТА СУРАД (продолжение 2) | Регистрация | Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
ПОИСК
Вход на сайт
ГЕОРГИЙ СИДОРОВ
СТАТИСТИКА

Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0
УГЛАНОВ ВИТАЛИЙ ЮРЬЕВИЧ
ПОДБОР ПО ПАРАМЕТРАМ

ТАЙНЫЙ ЛАБИРИНТ - СУРАД

     Выйдя на улицу и оставшись один, я задумался над услышанным. 
«Наверняка старик мне не сказал самого главного. То, чего нельзя объяснить словами. Но не беда, — рассуждал я. — Опыт покажет. Скоро я погружусь в магию лабиринта, на местном наречии сурада, и по ощущениям догадаюсь обо всём, что он мне недосказал». 
Когда я вошёл во двор старейшины, то увидел, что мой «Буран» уже готов к дальнему походу, он стоял у калитки заправленный, на нарте лежала запасная канистра с топливом, а на перилах крыльца висел предназначенный для Даши тулуп. 
«Значит, всё дело за мной. Но старик Белослав сказал, что в моём распоряжении целых два часа. Значит, можно собираться, не торопясь». 
Меня удивило, что домочадцы без меня за обеденный стол не сели. Оказывается, по местному обычаю, перед поездкой к лабиринту обед должен пройти в торжественной обстановке. Поэтому перед тем, как всем сесть, Добран Глебыч кратко рассказал о традиции сурада и напомнил, что после посвящения стихиям, поведение человека должно в корне измениться. Иначе могут быть серьёзные последствия. При этом он несколько раз взглянул в сторону Даши. От его внимания девушка даже покраснела. После короткой речи старейшины все уселись за праздничный стол. После трапезы обе жены помора стали собирать нам с Дашей продукты в дорогу, а Иван Фёдорыч и старейшина подошли ко мне. 
— Вот что, — посмотрел на меня серьёзно Добран Глебыч. 
— Даша, кроме всего прочего, привязана к мощному тёмному эгрегору. Одержателей в её поле нет, но эгрегор за девушку поборется.
     И вот на, возьми, и до отъезда выучи наизусть, то древнее обращение к высшим силам, — протянул мне лист бумаги старейшина. — Когда оберег запомнишь, то бумагу сожжешь в печи. Так надо. 
— Будет сделано, — кивнул я, беря из рук Добрана Глебыча таинственную запись. 
Когда я пробежал его глазами, то невольно удивился: простое и незатейливое обращение, причём не к богам или предкам, а к самому себе. Я держал в руках текст самонастроя, точнее, лексический механизм воздействия на своё бессознательное. 
«И это они хранят в тайне?! Тут не хранить надо, а давать людям!

Только вопрос, каким?!

Левополушарным безумцам, для которых ничего, кроме денег, на свете не существует?» 

     И заведя свой снегоход, он не спеша поехал в сторону леса. 
И свет фары его «Бурана» осветил улыбающиеся лица незнакомых мне молодых людей. 
Перед посвящением высшим силам необходимо хорошо выспаться, — оглядел собравшихся ведун, но сначала кое с кем надо познакомиться, — показал на меня старик Белослав. — Он наш гость, из Сибири.
— По-моему, добрые и славные! И ещё красивые! 
— Это так! И к тебе относятся — сам видел! 
— А мне Добран Глебыч говорил обратное. 
— Чтобы ты набрал хорошую форму. Я ему велел тебя немного озадачить. Не столько ему, сколько мне хочется, чтобы ученик моего далекого друга выглядел на празднике достойно.

— Так ты тоже знаком с пасечником?! — удивился я. 
— Знаком?! Здесь я всего лишь его жалкая тень. 
     — Что-то до меня не доходит! 
— Мы с тобой, юноша, коллеги, а ты и не подозреваешь... 
— Не говори загадками! — покосился я на старика Белослава. 
— Никаких загадок нет. Просто я, как и ты, являюсь его учеником. 

 

— Что?! — чуть не закричал я. — Сколько же ему тогда лет? 
     — Не спрашивай! Это глупый вопрос. Такие, как он, практически бессмертны... К состоянию бессмертия подхожу и я. Но запомни: знать одно, а владеть технологией — другое. 
Скоро и ты услышишь законы управления своим временем. Я обязательно передам тебе эти знания. Но освоишь ты их или нет, зависит от тебя. 
С этими словами старый ведун направился к избушке. А я остался стоять, остолбеневший от услышанного. Никак не мог взять в толк, как может высокопосвященный волхв так легко и просто рассказывать, казалось бы, такие сложные вещи?

     Я видел каменную спираль во время своего путешествия по Кольскому полуострову. Тогда дядя Ёша кратко рассказал мне её сакральный солярный смысл и добавил, что все славянские и германские хороводы изображают собой такие вот закрученные слева направо спирали. Но настоящего лабиринта я ещё не видел. И теперь мне хотелось как можно скорее на него взглянуть. За сухими дровами отправились на двух снегоходах. Вскоре найденный сушняк мы напилили, погрузили на нарты и вот, наконец, перед моими глазами предстал очищенный от снега лабиринт. Диаметром он был не менее шестидесяти моих шагов. Весь выложенный серыми, гранитными, покрытыми лишайником валунами, он казался загадочным, и при виде его в душе у меня возникло чувство чего-то давно забытого и таинственного. 
— Теперь, ориентируясь по сторонам света вокруг сурада, нам надо сложить четыре костра, — подошёл ко мне хранитель. 
— Обычно всё делается по часовой стрелке. 
Значит, начнём с западного. Вот здесь вспыхнет огонь, олицетворяющий стихию земли-матушки, — показал он на место, где из-под тонкого слоя снега виднелись угольки прошлых костров. 
А вон там, где северная сторона, мы сложим сушняк для великой стихии огня. Он называется в народе Сварожичем. И тебе это известно. Справа, на востоке, будет гореть огонь, олицетворяющий воздушную стихию. 
А здесь, — показал старик Белослав себе под ноги, — ты сейчас сложишь костёр для стихии воды. 

 

— Огонь и вдруг стихия воды?! — удивился я. 
— Ты разве не знаешь, что огонь лежит в основе всех земных стихий, в том числе и стихии воды? — стал объяснять ведун.

     — Без огня вода бы превратилась в иную стихию. В стихию льда. Хотя она является разновидностью стихии воды, но свойства у неё другие. А потом, смотри: по огненному кресту стихия воды расположена как раз напротив стихии огня. Так что всё здесь правильно.

Понял? 
     — Кажется, дошло, — улыбнулся я.

     — А теперь позови ребят, которые должны пройти вместе с тобой посвящение и не забудь Дашу, — распорядился волхв. 
Когда мы все подошли к старику, он стоял у нарты и чертил на снегу палочкой схему лабиринта. 
— Вот, — показал он на свой чертёж, — здесь сейчас будут сложены дрова для стихиальных огней. Где какой вы знаете, — оглядел старик собравшихся. — А вот здесь, — показал ведун палочкой на крест недалеко от входа в сурад, — каждый сложит себе костёр сам. Это место олицетворяет собой шишковидную железу вашего головного мозга. То, что сурад является упрощенной схемой высшей нервной системы человека, думаю, известно здесь всем.

Почему каждый из вас должен зажечь свой костёр на том вот холмике?

     Потому что стихиалъный процесс активизации шишковидной железы — явление строго индивидуальное. Как проходит обряд? — и старый ведун внимательно оглядел всех собравшихся.

     — Моя обязанность — получить чистый огонь. Он добывается трением, а если день солнечный, можно воспользоваться увеличительным стеклом.

Почему так?

     Потому что огонь огню рознь, у каждого огня свои свойства. Нам же здесь нужен огонь чистый, значит, звездный, но не химического происхождения. Только солнечный огонь обладает всеми нужными свойствами. Только он связан со стихиями и согревает нас изнутри. Здесь нет никакой мистики. Всего лишь один из законов психофизики той науки, которую наши предки хорошо знали. Этим чистым огнём я сам разожгу все четыре костра. 
И вызову сознание всех четырёх земных стихий. Вот моя задача. И она совсем не сложная. Для такого действа я использую закон равенств. О нём мы поговорим позднее. Кратко это выглядит так: вы знаете, что в каждом из нас действуют все четыре стихии. 
Так вот, сначала своим сознанием настраиваешься на одну из них, а потом обращаешься к её силе, точнее, к её сознанию. Чтобы сознание всех четырёх стихий стало частью нашего ритуала. Теперь очередь за вами. Каждый отдельно подходит к стихиальному огню и обращается своим сознанием к стихии. Начинается всё со стихии земли, слева направо. Потом следует стихия огня и так далее. Но главное в другом. После того, как ты представишь себя стихии, берёшь в руку из костра горящую лучину, можно две, и идёшь к следующему костру, и так по всему периметру сурада. В руках у вас соберётся огонь всех четырёх стихий. И теперь задача каждого из вас пронести тот огонь по всем закоулкам лабиринта до креста. И на его холмике сложить маленьких костёр. Вы меня, я думаю, понимаете. Ваше внимание будет занято горящими лучиками, и сознание останется чистым... Это как раз тот настрой, который необходим для включения посредством стихий вашей шишковидной. Вы должны знать, что внутри эпифиза содержится вода. Как известно, она является лучшим аккумулятором информации. 
В ней и сконцентрируется сознание всех четырёх стихий. И автоматически включится пятая стихия, стихия вечности и бесконечности космоса. Всё по закону: если в одном центре собираются векторы сознания четырёх стихий, то они включают стихию последнюю — высшую. Вот и весь ритуал. Как видите, ничего в нём нет сложного и мистического. Всё основано на знании определённых законов. Самое сложное — дождаться на кресте сурада, когда ваш костёр прогорит и погаснет. В то время надо созерцать окружающее и ни о чём не думать. А когда костёр погаснет, снова двинуться по сураду до выхода.

Задача ясна? — по-военному закончил объяснения волхв Белослав. 
     — Вроде бы да, — переглянулись между собой собравшиеся. 
— Тогда складывайте костры и марш в избушку! И ещё, никто из вас сегодня не ест. Разрешается только чай. Завтра можете объедаться, а сегодня ни-ни! 
Кивнув головой в знак согласия, мы принялись за дело. 
Вскоре костры были сложены, и мы всей гурьбой направились к избушке, у лабиринта остался один волхв. Он собирался добыть чистый огонь и просил, чтобы ему в этом деле не мешали.

     Слова ведуна открыли передо мной совершенно иной мир. 
Я осознавал, что прикоснулся к тайне из тайн. И что скоро моя психика станет в корне другой. Я буду понимать голос ветра, крики птиц, шёпот звёзд. 

 

«Но как мне жить с таким богатством среди меркантильных, днём и ночью добывающих себе бесценные деньги левополушарных, фактически, только с виду людей, а по сути, говорящих обезьян?

     Оказывается, потомки чуди белоглазой и пришельцы с Матки, или Филиподии, воздействуют на свою молодёжь не только посредством воспитания. Они успешно противостоят прессу системы, используя древние психотехники предков. Когда перед человеком открывается бездна знаний и способности, о которых написано только в сказках, он духовно перерождается. Такому человеку система, с её рублями, долларами, евро, властью и сомнительными удовольствиями, кажется просто смешной. Это для полуобезьяны деньги, власть и всё остальное имеют большое значение. Ради всего этого недочеловек и живёт. Но полноценных людей привлекают совсем другие ценности.

Интересно, каким я стану после посвящения? — размышлял я.

— Что мне дадут горизонты нового и неведомого?

Не почувствую ли я себя инопланетянином, попавшим на планету сумасшедших?

Будь что будет!

В конце концов, меня примет клан этих удивительных людей. В этом я не сомневался. А старик Белослав?

     Он почти такой же, как пасечник. И у него от меня тайн нет».

     В это время в избушку вошёл ведун. Он нёс в руках какойто странный продолговатый глиняный сосуд, из которого струйкой шёл дым. Ведун поставил его перед приоткрытой дверцей печи и, взглянув на меня с Дашей, сказал: 
— Всё в порядке. Огонь родился легко, значит, высшим силам наше посвящение по нраву. А это, — указал он на странный глиняный сосуд, — называется сварожкой. Видите, он похож на маленькую печь. Здесь поддувало, вот отверстие, а здесь труба. В сварожке чистый огонь дождётся вечера. Именно им и будут разжжены костры стихий. 


— А почему обязательно вечера, неужели нельзя провести посвящение днём? — спросил я. 
     — Можно и даже нужно. Лучше всего на восходе солнца. 
Так раньше и делали наши предки. Но долгая жизнь в высоких широтах, жизнь в трудной полярной ночи изменила традиции. К тому же посвящение в темноте имеет некоторые преимущества. Во-первых, хорошо виден плазменный столб над человеком. Это приход силы стихий и, во-вторых, темнота активизирует силы разрушения. Проявление их тоже полезно. Чтобы посвященный видел и слышал, что собой представляют те, с кем многие из людей для достижения своего могущества ищут связей. Сейчас тёмный эгрегор себя тоже проявляет, — посмотрел ведун в испуганные глаза Даши, но напрасно старается. Днём его обуздать легче. 


— Ты, Даша, от Гора ни на шаг! Да и ко мне поближе. Договорились? 
     Девушка кивнула, и испуг в её глазах мало-помалу прошёл. 
— И вот что, Гор, — позвал меня за собой во двор волхв Белослав. — Ты здесь один имеешь высшее шаманское посвящение, но своей силой не пользуешься. Пришлось всю эту нечисть от Даши мне отгонять. Тебе же достаточно вспомнить, кто ты есть, и дать команду своей силе закрыть девчонку. 
От слов волхва я оторопел. 

 

«Откуда он узнал о моём невольном посвящении духу Югана?

     Он не только знает, но ещё и упрекает меня, что я не пользуюсь своим потенциалом. 
— А я, признаться, и забыл о своём посвящении, — ответил я старику. 

 

— Забыл?! А зачем оно было тебе дано?

     Запомни, такие дела просто так никогда не делаются. Закрой девушку, чтобы её больше не трясло! 
 

— Ты можешь мне толком сказать, что происходит? Что это за сила, с которой Даша связалась? 
— Сила? Тут не сила, а силища! Одно из самых агрессивных ядер эгрегора Амона. 
— Что ты имеешь в воду? 
     — Секту сатанистов. Прямое посвящение тоже. 
От слов волхва у меня подкосились ноги. Я ожидал всего, что угодно, но только не этого. 

 

— Неужели можно что-то сделать? 
     — Надо спасти дурёху, и мы с тобой должны это совершить. День не «Его» время, но ночью будет трудно. Особенно ей. Как правило, эгрегор пытается уничтожить того, кто с ним рвёт. И он это обязательно предпримет.

Но разве с такой силой способен нервничать дух реки? 
     — Он выбрал тебя сам, и его сила всегда с тобой. И потом, плохо ты знаешь духов природы. Он в тысячу раз древнее своего соперника и потенциал у него огромен. Тебе твой друг, хантейский шаман, передал такую силу, которую он сам никогда не имел. Учись этой силой пользоваться. Всё, ступай к Даше и от неё ни на шаг. А я схожу к сураду, надо чтобы парни площадку от снега очистили. 

 

— Постой, — остановил я волхва.

— А как же моё посвящение стихиям?

Это не отразится на моих отношениях с духом Югана? 
     — Дух Югана сам состоит из всех этих стихий. Не бери в голову. Всё наоборот хорошо. 
Старик ушёл, а я мысленно вызвал силу далёкой сибирской реки и снова вошёл в избушку. 
— Знаешь, мне сейчас совсем хорошо! — сообщила о своих ощущениях улыбающаяся Даша. — Как будто ничего и не было. 
— Вот и замечательно! — уселся я у стола. — Будем считать, что всё это тебе просто показалось.

     — Пришло моё время активизации сознания стихий, — подошёл ко мне ведун. — Точно так же когда-нибудь будешь общаться со стихиями и ты. Поэтому смотри, запоминай и постарайся понять мои действия.
     После таких слов старик взял свою глиняную маленькую печь и, доставая из неё угли, разжег все четыре костра. Когда костры разгорелись, он подошёл к первому из них, к тому, который олицетворял собою стихию земли и, протянув над огнём руки, спокойным голосом стал разговаривать с кем-то невидимым. Как будто этот неизвестный стоял перед ним рядом. Когда беседа с сознанием стихии земли закончилась, волхв направился к костру, олицетворяющему собой стихию огня. Простояв около него минут шесть-семь, волхв поспешил к костру третьему, потом к последнему, олицетворяющему собой стихию воды. 
— Всё, сознание стихий активизировано, — подошёл ведун к нам. — Теперь пора в сурад. 
— Ты пойдёшь первым, — ведун показал на крепкого сероглазого парня по имени Бронислав. — За ним приготовится Даша. Потом вы двое. Кто за кем, не важно, — посмотрел волхв на двух ребят с соседнего хутора. — Гор пойдёт последним. 
Бронислав, услышав команду ведуна, направился к первому костру. Несколько минут парень на словах, не стесняясь никого, общался со стихией земли. Начал он свой монолог с приветствия и закончил его увещеванием, что силу великой стихии он никогда не использует не по назначению или в своих корыстных личных интересах. Потом, взяв из костра две горящие лучины, перевязал их смоченной в масле веревкой, отчего получилось нечто похожее на факел, направился ко второму костру. Пообщавшись со стихией огня, Бронислав также спокойно со знанием дела подошёл к костру третьему и потом к четвёртому. Когда в руках его запылал приличный факел, молодой помор двинулся по тропе лабиринта. И в тот же миг угрюмо стоящий вокруг сурада сосновый лес ожил. Со всех сторон раздался волчий вой и одновременно с ним тявканье лисиц, заухали совы, послышались заунывные голоса волынок и стали слышны всхлипы и плачь каких-то загадочных существ. От всех этих звуков Дашенька задрожала, как осиновый лист. Выпученными от ужаса глазами она смотрела на меня и тихо шептала: 
— Он меня зовёт, я не в силах сопротивляться. 

 

«Что же ты? — обратился я мысленно к своему покровителю. — Ты ведь могучий и сильный дух древний, неужели уступишь тёмному? Мы должны с тобой спасти девушку. Помоги ей!» 
     После моего обращения глаза Дашеньки закрылись и, обняв меня, она перестала трястись. 
— Вот видишь, а ты сомневался в силе духа Югана! — услышал я насмешливый голос ведуна. — Всё хорошо! Лучше смотрите, как Бронислав справляется со своей задачей.

     А между тем, молодой парень, не обращая никакого внимания на вопли из леса, спокойно подходил к кресту лабиринта. 
Вот он склонился над холмиком и положил на него свой факел. И пока маленький костёр догорал, Бронислав застыл над ним подобно каменному истукану. Когда на углях его костра исчезло пламя, мы все увидели, как над парнем засветился мощный столб плазмы. 
— Все пять стихий вместе, — констатировал явление ведун. 
— Дело сделано. Родился ещё один настоящий человек! Теперь ему осталось собрать в единое целое своё сознание. Он это сделает на выходе из сурада. 
Через пару минут парень вышел из лабиринта. 
— Видел бы ты, какое над тобой стояло пламя! — бросились к нему его товарищи. — Нам аж страшно стало. 
— Это когда видите посвящение впервой, — раздался бас Всеволода, — потом привыкните. 
— Всё, Даша, теперь твоё время, — подтолкнул девушку волхв. — Запомни, мы все рядом с тобой. Иди и ничего не бойся. Сделаешь, как наш герой, — показал старик на вернувшегося из лабиринта парня. 
Даша оторвалась от меня, посмотрела грустными глазами на улыбающегося ведуна и двинулась к первому костру. Подойдя к огню, отражающему стихию земли, девушка поздоровалась и потом стала быстро о чём-то говорить. Она произнесла слова полушёпотом и поэтому мы, стоящие поодаль, ничего не слышали. Но было видно, что Даша очень возбуждена. 
— Просит у стихии за свои прегрешения прощения, — вздохнул волхв. — В общем-то, правильно делает, хотя просить прощения надо не у стихий. 
Высказав наболевшее, Даша взяла из костра пару лучин, обернула их промасленной верёвкой и направилась к следующему костру. Так она благополучно прошла огонь всех четырёх земных стихий и с горящим факелом в руках приблизилась к входу в сурад. В этот момент опять со всех сторон раздался надрывный волчий вой, опять залаяли лисы и хором заухали совы. А к истошным надрывным звукам не то волынок, не то рожков, не то флейт добавились ещё и удары барабанов. От всей этой какофонии невольно начало сжиматься сердце. Даже смелые парни, почувствовав неладное, сбились в кучу, не понимая и не зная, что происходит. 
— Иди! — закричал волхв девушке. — Ты должна! И не бойся! 
Услышав ободряющий голос Белослава, Даша вошла в сурад, и нервно передвигая ногами, стала двигаться по его извилистой тропинке. Но не прошла девушка и до середины пути, как остановилась и стала опускаться на колени. — Я ничего не вижу! — закричала она. — Мне очень плохо. 
— Беги! — толкнул меня к лабиринту волхв. — Только беги тропою и не вздумай напрямик. Возьмёшь её за руку и доведёшь до креста. И закрой её, закрой данной тебе силой. 
Следуя приказу ведуна, я бросился догонять Дашу. Но не тут-то было! Моё тело упёрлось во что-то вязкое и невидимое. 
Я не бежал, а медленно, как в воде, шёл, еле переступая ногами. И с каждым шагом мне становилось всё труднее и труднее. Но вот я, наконец, увидел перед собой стоящую на коленях Дашу. Одной рукой девушка упиралась в землю, другой сжимала горящий факел. 
— Молодец, что огонь стихий не бросила! — сказал я ей. — Давай скорее руку и иди за мной! 
Схватив Дашу за руку и, ещё раз обратившись к силе Юганаики, я потащил её дальше по лабиринту. Увлёкшись такой работой, я не слышал ни воя волков, ни скрипа волынок, ни ударов барабанов. Я волок за собой обессиленное тело Даши и молил Сварога поскорее оказаться у креста. А вот и крест! 
— Всё, Даша, ты на месте! Сложи сюда свои лучины и стой, пока они не прогорят. Думай только о том, что всё у тебя получилось, — говорил я ослепшей девушке. — Ещё немного, и всё кончится. 
Через несколько минут маленький костёр из лучин прогорел. И вместе с угасанием его пламени, к Даше вернулось зрение. 
— Я снова стала видеть! — шепнула она мне. 
— Но всё равно я тебя не оставлю, пойдём вместе. 
И взяв девушку за руку, я медленно вывел её из лабиринта. 
Когда мы подошли к ведуну, он радостно улыбался. 
— Вот и всё! Теперь проводите Дашу до избушки, ей надо хорошо выспаться, — обернулся он к своим парням-помощникам. 
Когда Даша с одним из них ушла, волхв внимательно посмотрел на меня и тихо сказал: 
— Не будь тебя, мне бы одному не справиться. Знал бы ты, что здесь было, когда вы с Дашей были в сураде, такое творилось!! Вот они видели! — посмотрел он на стоящих рядом с нами парней. 

 

— Что же? — поинтересовался я. 
     — Эти твари полезли из преисподней гурьбой! Сначала мы думали, что это птицы летают, — отозвался один из готовящихся пройти посвящение. — Но потом увидели, что это совсем не птицы. 

 

— А что же? 
     — Кто-то из очень сильных магов сделал проход между мирами, и из пятимерия вылезло такое, что, как говорится, ни в сказке сказать, ни пером описать! — улыбнулся ведун. — Вот мне и пришлось в спешном порядке этот канал ликвидировать. Кто-то думал, что ты в одиночку с проблемой девушки не справишься. А ты сомневался в силе своего посвящения! 
Пока ты был с Дашей, мы здесь все наблюдали битву духа реки с легионами тёмных. Кончилось тем, что в лесу сейчас, как видишь, тишина. В это время сменивший Дашу парень с горящим факелом в руках подходил к выходу в сурад. 

 

— Так ты их всех отправил туда? 
     — Откуда явились! — кивнул головой старый Белослав. — Только мне в этом благородном деле помог твой шаманский опыт. 
— Но у меня никакого такого опыта нет! 

 

— Как нет? А посвящение? Не столько я, сколько дух реки разогнал всю их свору. А кто его вызвал? Так что, все остальные посвящения, твоё в том числе, пройдут у нас теперь глад­ко, как по маслу. Видишь, какая кругом тишина? 
     — Благодать! 
В этот момент молодой помор уже выходил из лабиринта. 
— А над Дашей тоже стоял плазменный столб? — спросил я волхва. 
— Над вами обоими, и ещё какой! Спроси их, — повернулся ведун к молодым поморам. 
— Да, да! — закивали парни головами. 
— Так что ты своё посвящение уже прошёл! 
— Нет, я его пройду, как положено. 
— И правильно! Это я так, пошутил. Через десять минут твой выход, — успокоил меня белый волхв. 
Подождав, когда последний помор покинет сурад, я направился к горящим кострам стихий. Теперь мне уже было ясно, что происходит и, представившись стихиям, я направился к кресту лабиринта. Положив на холмик свой факел, я, как и положено, обратился к высшей стихии и поблагодарил её за союз со мной, человеком. 

 

— Ну и как? — спросил я ведуна после обряда посвящения. 
— Тебя интересует столб плазмы? Стоял над тобой не столб, а столбище! Тебе что, трудно было поднять голову? — засмеялся старик. — И потом, не об этом надо думать. 
     Я об изменении сознания и о том, что с этого момента все твои образы начнут материализовываться. Следовательно, ты должен теперь следить не только за своими поступками, но и за своими мыслями. Ответственность ты взвалил на себя огромную. Не подкачай. Работа с глубинными слоями психики...

Мне сказали, что после зимнего солнцеворота ты намерен уехать? — прямо спросил меня ведун. 
     — Стыдно стеснять людей, я и так загостился. 
— Ты это зря. Тебя давно считают своим, Добран вообще в тебе души не чает, да и жёны его тоже. 
— Я же против них дитя неразумное! Даже девушки, несмотря на все мои институты, знают в два раза больше моего. 
От таких слов белый волхв улыбнулся. 

 

— О чём ты говоришь?!

     Знание — дело наживное, ты знаешь не меньше их, просто школа у вас наоборот: не ты их учишь, а они тебя. И тому, о чём тебе пока неизвестно. Вот и всё. Кажется, что ты у них в учениках. Тут дело в другом! По шкале ценностей ты их человек: родной, близкий, понятный. 
И самое важное — надёжный. Насколько я знаю Добрана, старейшина ценит более всего надёжность. Поэтому не торопись с отъездом. Дело в том, что праздник есть праздник, он отнимет у меня всё время. Понимаешь, что мне будет не до тебя. 
Но после Коляды и Щедреца я свободен. 
Мне бы хотелось, чтобы ты прошёл ещё и рунное посвящение. Это тоже из области высших силовых полей. Рунная магия тебе обязательно понадобится. Она скорее действует, и она безотказна.

— Ты что хочешь из меня сделать колдуна? 
     — Каждый человек — колдун, только многие люди об этом и не догадываются. Мне хочется, чтобы ты владел техникой взаимодействия пространств. Видишь, это нам только кажется, что мы живём в трёхмерности, в мире, где вектор времени тоже имеет значения. На самом деле мерности взаимодействуют. Примером тому может служить факт сегодняшнего посвящения. 
Что мы там наблюдаем? Услышали вой волков, потом лай лисиц, заухали совы, даже завизжали волынки. О чём это говорит? О том, что некоторые сущности пятимерия из-за искривления пространства и невежества чёрных магов благополучно перебираются в чуждый им мир. И живут в нём, подчиняясь как своим, так и его законам. А потом вообще открылся портал и над вашими с Дашей головами вместо сов залетали навьи. Картина не для слабонервных, у парней ноги подкосились! А рунная магия позволяет управлять равновесием сил многомерности. Поэтому её тебе тоже надо знать. 
"Хронолого-эзотерический анализ развития современной цивилизации." 4 книга стр. 587-618 

Стр 1