А Л Ь Ф А - О М Е Г А
Главная | ПРАВИЛО ВАЛЬКИРИИ | Регистрация | Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
ПОИСК
Вход на сайт
ГЕОРГИЙ СИДОРОВ
СТАТИСТИКА

Онлайн всего: 6
Гостей: 5
Пользователей: 1
alpha-omega
УГЛАНОВ ВИТАЛИЙ ЮРЬЕВИЧ
ПОДБОР ПО ПАРАМЕТРАМ

СОКРОВИЩА ВАЛЬКИРИИ

1 книга - СТОЯЩИЙ У СОЛНЦА - «ПРАВИЛО" ВАЛЬКИРИИ

– Готовы к смертным мукам? – спросила деловито Ольга.
– Готов, – неуверенно сказал он.
– А вы разве не будете варить меня в котле?
– Нет, пока не буду. Если провинитесь…
– Она указала на топчан:
– Снимайте брюки, рубашку и ложитесь! Вам и без котла достанется.
Ей нравилось быть строгой, хотя при её порывистом, немного взбалмошном характере это выглядело неестественно. Русинов разделся и лёг.
– Сейчас где болит? – спросила Ольга, надевая на него шлем.
– Нигде, размялся.
– А утром.
– Шея и поясница, – объяснил он.
– И ещё лодыжка правая.
Она стала надевать на него ботинки с вкрученными в каблуки крючками.
– Я бы сам, – проронил он, однако Ольга отрезала:
– Лежите! Я вас лишаю самостоятельности. Сейчас будет больно, терпите. И перевернитесь на живот!

***
     Ольга заправила тросики в блоки и стала навешивать груз – траки от тракторных гусениц. Сначала сильно потянуло шею и что-то хрустнуло в позвонках. Русинов инстинктивно напряг мышцы, но тут же получил шлепок.
– Расслабьтесь!
Груз, навешиваемый на ноги, потянул его на разрыв. Русинов стиснул зубы: не стонать же в её присутствии! А она всё цепляла и цепляла траки – килограммов по сто на каждую ногу. Это была действительно голгофа, и Варга терпел её по нескольку раз в день, причём ещё находясь в жаркой, распаренной хвое.
– Сейчас боль пройдёт и будет только жжение, – сообщила она.
– Как почувствуете – скажете.

     Он перетерпливал боль, дыша тихо, через нос. Его притягивало к топчану, так что невозможно было пошевелиться. Руками он ухватился за передние ножки – так было легче. Ольга протерла позвоночник эфиром, холодок слегка оттянул остроту боли. Через несколько минут он неожиданно начал потеть и в самом деле ощутил жжение во всех суставах.

***
– Почувствовал, – сдавленно проговорил он.
– Хорошо! – весело сказала она и подвесила к шлему и ногам ещё по одному траку.
– Сейчас суставы начинают открываться, чувствуете?
– А вы потом их закроете? – попытался пошутить Русинов.
– Посмотрим, – неопределенно проронила Ольга.
– У вас, похоже, ущемление тройничного и блуждающего нервов.
– Жить буду?
– Ваша жизнь теперь в моих руках, – с долей злорадства сказала она.
– Что захочу, то и сделаю.
– Согласен, – выдавил он – говорить мешал ремень шлема, сдавливающий нижнюю челюсть.
– Что это вы сквозь зубы стали со мной разговаривать? Неужели так ненавидите?
– Садистка…
Она засмеялась и достала с полки чёрную бутыль с притёртой пробкой, приготовила старую алюминиевую миску.
– Придётся оправдывать ваши надежды! Испытания для настоящих мужчин.

     Сейчас проверим ваши нервы.
– Ольга склонилась к его лицу – голова лежала чуть на боку.
– Искры из глаз не летят?
– Звёзды…
– Значит, у вас звёздная болезнь.
– Она стала бережно обмазывать какой-то грязью, похожей на суглинок – мёртвую землю доледниковой эпохи.
– Извините, мне придётся оголить всё, что ниже спины. Терпите.
– Меня только в детстве пороли, – пробубнил Русинов и вдруг подумал, что впервые в жизни находится в полном беспомощном состоянии. С ним действительно можно было делать всё что угодно. Вымазали грязью, сейчас ещё обваляют в пуху и отпустят…
– Пороть – это очень грубо, – сказала Ольга.
– Я вас огнём буду пытать. Раствор схватится, и начнём.
Он принял это за шутку – иначе и быть не могло! Однако костоправша, манипулируя перед лицом, налила из чёрной бутылки в миску какой-то летучей, похожей на спирт или ацетон жидкости. Резкий незнакомый запах ударил в нос. Ольга натянула резиновые перчатки и ватным тампоном стала смачивать этой жидкостью подсыхающую на спине грязь.

***
     – Ну и зараза, – процедил Русинов.
– Кто – зараза? – спросила она.
– Ваша жидкость…
– Зато как горит – посмотрите! – восхищенно проговорила она и подожгла спичкой остатки жидкости в миске. Огня почти не было видно, а лицо обжигал сильный жар. Ольга оставила миску на топчане и приказала:
– Смотрите на огонь!
Он и так смотрел, потому что больше смотреть было некуда. Едва заметное голубоватое пламя, охватив всю миску, сжималось в тонкий и высокий протуберанец.
– Смотрите только на огонь! – ещё раз предупредила Ольга, стоя где-то сзади.
Он рассмотрел, что горит не сама жидкость, а её испарение: между миской и пламенем был просвет. Ему хотелось обернуться и глянуть, что там делает над ним невидимая Ольга, но, распятый, сумел лишь чуть шевельнуть головой внутри шлема.
– Лежать! – напряженным и властным голосом приказала она.
И тут Русинов понял, что огонь горит и на его спине! Ольга не шутила: сильный жар палил затылок, касался бедер и доставал икры ног. Спину и все суставы начинало коробить, тянуть, словно его облепили банками, расслабленные мышцы отрывало от костей. Но потом он ощутил, что всё тело – кости, суставы и мягкие ткани – теряет чувствительность, чужеет, а глаза начинают закрываться и дрёма медленно заволакивает сознание.
– Не спать! – крикнула она резким, незнакомым голосом, хотя никак не могла видеть его лица и глаз. Русинов внутренне встрепенулся, расширил глаза. Он понял, что подчиняется её воле и делает это помимо своего желания, потому что нестерпимо хотелось спать.
– Смотрите на огонь!
На спине полыхал пожар, и стены предбанника озарялись голубым мерцающим светом. «Валькирия! – воскликнул про себя Русинов.
– Она Валькирия! Карна!»
– Лежите спокойно, – проговорила она.
– Я выжгла все ваши недуги.
Огонь начал меркнуть, мигая, как догорающая свеча. Затем и вовсе угас, в предбаннике снова воцарился полумрак. Только ещё небольшой язычок тлел в миске перед глазами, однако и он скоро оторвался и растворился в воздухе.
Ольга присела в изголовье, взяла его безвольную руку, положила себе на плечо и стала измерять давление. Он смотрел в её чистое, белевшее в сумерках лицо, обрамленное тугой белой косынкой, и пытался поймать взгляд.

***
     – Нормально, – наконец сказала она и подняла глаза.
– Сейчас будем разгружаться. Без единого ожога обошлось… Себе вот только запястье опалила.
Ольга сняла по одному траку с каждой растяжки и смочила водой пересохшие губы. И вдруг улыбнулась лукаво:
– Признайтесь, страшно было? Страшно! Все мужчины боятся огня и боли.
Русинов не мог говорить, и не только из-за ремня, сжимающего челюсть: во рту и гортани шуршало от сухости. Она поняла и стала рыться в своей сумке, заглянула на полки.
– Груша куда-то по девалась… Ладно, я вас как птенчика напою.
Достала тонкую прозрачную трубку для переливания крови, вставила её Русинову между коренных зубов и, набрав в рот воды, влила ему. Он с удовольствием глотал струйку воды и хотел крикнуть – ещё, ещё! Ольга дала ему лишь три глотка и неожиданно возмутилась:
– Ну хватит! Понравилось!.. Встанете – напьетесь сами.
Он улыбнулся на её строгость и закрыл глаза. Ольга сняла ещё по одному траку и начала осторожно сшелушивать с него засохшую глиняную корочку. Затем принесла из бани ведро тёплой воды и мочалку, смыла с него грязь, окатила холодной и накрыла простыней. Русинов почувствовал, что растянутое тело начинает постепенно срастаться по мере того, как снимается груз. И когда его освободили от шлема и ботинок, он хотел вскочить, однако эта Валькирия-костоправша разрешила лишь перевернуться на спину. Он дотянулся до её руки, и тут, как назло, в предбаннике очутился Петр Григорьевич.

***
     – Не сгорел рыбачок-то наш? – спросил он, усаживаясь рядом с топчаном. – Натерпелся страху?
– В таких руках не страшно, – сказал Русинов.
– Вот бы остаться при ней да научиться… На любую чёрную работу согласен.
– Ноу-хау! – заявила Ольга.
– Конкуренты мне не нужны!
– Вот видишь! – развел руками пчеловод.
– Это, брат, рынок… Тебе теперь беречься надо недели две-три. Верно?
– Может, и побольше, – откликнулась Ольга, расставляя свои причиндалы по местам.
– А потом можно и штангу поднимать.
С. Алексеев Сокровища Валькирии Стоящий у солнца - стр 192

***
     Дано:
     - горизонтальное Правило (станок, шлем для тяги, тросики, блоки)
     - веса 2 х 100 кг
     - жидкость для выжигания тёмной энергии
     - груша для питья