А Л Ь Ф А - О М Е Г А
Главная | ОРИАНСКО-СИБИРСКАЯ ВЕДИЧЕСКАЯ ТРАДИЦИЯ ПИТАНИЯ | Регистрация | Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
ПОИСК
Вход на сайт
ГЕОРГИЙ СИДОРОВ
СТАТИСТИКА

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
УГЛАНОВ ВИТАЛИЙ ЮРЬЕВИЧ
ПОДБОР ПО ПАРАМЕТРАМ

ОРИАНО СИБИРСКАЯ ВЕДИЧЕСКАЯ ТРАДИЦИЯ ПИТАНИЯ

       Разбудил меня свет лампы и спустившийся со своей лежанки на печи дед Чердынцев. Старик, стоя у стола острым охотничьим ножом состругивал с промороженной лосиной лопатки длинные ломтики свежего мяса. Было видно, что дедушка торопится до моего пробуждения приготовить нехитрый сибирский завтрак.
- Доброе утро, - приветствовал я его со своей постели.
- Проснулся, тогда  подымайся и займись печью, - улыбнулся мне хозяин.
Через несколько минут, когда в печи затрещали сухие лиственничные поленья, и мы сели за стол, дед Чердынцев сказал:
- Позавтракаем и за дело. Я тебе ещё кое-что должен рассказать, а сейчас давай не стесняйся.
С этими словами он смешал соль с чёрным перцем и показал на горку нарезанного длинной стружкой замороженного лосинного мяса.

- Сначала строганина, а потом крепкий настой горячей чаги. Она в самоваре уже подоспела.
И старик кивнул на стоящий рядом с печью самовар. Тут только до меня дошло, что дедушка развёл в самоваре огонь, когда я ещё видел сладкие сны.
- Ты, оказывается, давно поднялся? - посмотрел я на старика.
- Пару часов назад, как и положено хозяину. Такова наша сибирская традиция, да и русская тоже. Давай не стесняйся, лучше свежей строганины, ничего нет!
- Это я знаю. Только никто нас с тобой не поймёт. Сидят за столом два нехристя, поборники древней орианской ведической традиции и трескают за обе щёки свежемороженое мясо.
- Это кого ты имеешь в виду? - усмехнулся дед, доставая из чашки очередной кусок сохатины. - Вегетарианцев или сыроедов?
- И тех, и других, но я не их имел в виду.
- А кого же?
- Наших неоязычников. Они тоже считают, что мясная пища - брак.
- Правильно, брак, если мясо варить или жарить. А если томить в русской печи или как мы сейчас... Это уже другое дело.
- Да я не об этом.
- А о чём же тогда?
Было видно, что дедушка намеренно прикинулся «непонимахой» и до него никак не доходит, о чём я хочу ему сказать.
- Видишь  ли, мы сейчас в их глазах выглядим самыми настоящими полузверями, мерзкими хищниками. Мало того, что лопаем мясо, мы его трескаем сырым! Они, наши продвинутые ведические русские, называют таких, как мы, трупоедами. Я не хочу сказать, что все, но подобных среди них - уйма.
- А что же тогда они едят? - положил назад свой кусок строганины дедуля.
Вид у него был явно растерянный.
- Различные овощи, фрукты... Любят бобовые. Например, котлеты и пельмени они делают из сои.
- Наверняка обожают бананы, киви, инжир? - в глазах старика светилась усмешка.
- Обожают! - согласился я.
- Так в чём же дело? Подавай на стол бананы! Я не против. И киви побольше. А строганину пусть собаки едят!
И старик, поднявшись из-за стола, расхохотался.
- Твоих бы вегетарианцев сюда, ненадолго, на год, не больше. Чем бы они здесь питались? В наших горах почти нет почвы. Лето - короткое и холодное. Трава и та не растёт. Хорошо тут только лиственнице и лишайникам.

Вообще-то, лишайник вполне съедобен. Представь, ходят твои вегетарианцы и сыроеды по нашим горам и обгладывают камни. Сдирают с них зубами исландский мох. А зимой, подобно оленям, добывают лишайники из-под снега. На морозе в 50-пятьдесят градусов. Зато они не трупоеды. А пожиратели - живоглоты. Потому что лишайник живой, а они его едят. Впрочем, как и все другие растения, которые произрастают на юге.
Дед наполнил две кружки ароматным настоем чаги и снова подошёл к столу.
- Представил картину?
- С трудом, - признался я.

- Так-то! Питаться горьким вонючим лишайником и сухими грибами, когда в озёрах и реках полным-полно хариуса, тайменя, гольца и майги, а в тайге бродят тысячные стада оленей. Думаю, что в наших условиях твои вегетарианцы свой статус поменяют. Из живоглотов они превратятся в кротких трупоедов. Вроде нас с тобой. Вот ты добыл сохатого, теперь его хватит нам до самой весны. Представь, сколько живоглоту потребуется смертей, чтобы набить свою утробу? Дожить, как и  мы до  весны? Тысячи семян гороха, фасоли, сои, тысячи и тысячи семян гречихи, проса и других. А они ведь - живые. Точно такие, как и наш лось. И тоже наделены сознанием. Какая разница, если речь идёт о жизни, растение это или животное? У живоглотов-вегетарианцев двойные стандарты. У животных жизнь они ценят, а у растений - нет.
Разве это правильно? Человек должен руководствоваться правилом: использовать чужую жизнь по минимуму, а не по максимуму, как это делают вегетарианцы и обезьяны.

- Почему вдруг обезьяны? - удивился я.
- Потому, что фанаты вегетарианства очень похожи своим поведением на приматов. Дело в том, что растительная пища по своим питательным качествам намного беднее животной. Поэтому её требуется больше. Что из этого следует? То, что и люди вегетарианцы, и приматы готовы жевать целый день. Все их мысли направлены только на одно: любой ценой справиться с чувством хронического голода. И потом, Белослав, - старик снова приступил к строганине, - чисто вегетарианцев в природе нет, кроме двуногих дураков.
Обезьяны с удовольствием едят личинок жуков, червей, ящериц, яйца птиц, мышей и крыс. То же самое делают и многие другие травоядные. Те же олени, лоси или лошади. Ты ведь знаешь, что олени ловят и едят пеструшек, употребляют они и сушёную  рыбу. Только люди в  своём вегетарианстве свихнулись. Если уж живоглот, то только живоглот, трупом он питаться не будет. Он привык есть только живое, чтобы оно умирало у него на зубах и в желудке. Он, как видишь не то, что мы, гуманисты. А у нас  что? - взял старик очередной кусок строганины. - У нас не то. Лось испустил дух, а его надобно в рот живым.
Тогда смак! К тому же мясо сохатого хоть и свежее, но промороженное, тоже непорядок. Было бы лучше, если в клетках его тканей теплилась жизнь. Как, например, в морковке или брюкве. А так, кто мы с тобой? Конечно, трупоеды. Кто же ещё? Пожиратели падали. Хоть и свежей, но падали. Она ведь не живая. Вегетарианцам же подавай, чтобы на зубах кричало. Они, ребята, в таких делах архипродвинутые.
Так или не так?

      Я засмеялся. Юмор деда Чердынцева всегда отличался особым изяществом, иногда он был настолько тонкий, что приходилось гадать, шутит он или говорит серьёзно.
- Вот что, паря, - посмотрел он на меня после того, как мы покончили с завтраком, - давайка прогуляемся к озеру, мы давно не проверяли наших сетей. Так дело не пойдёт. А то, что мороз и темно не беда, у нас хорошая одежда и сияние сработает вместо фонаря. Как видишь, жить под сполохами проще, чем без них. Они и песни поют, и вокруг всё освещают.
Сказано - сделано. Через десять минут мы были уже готовы. И, несмотря на то, что температура зашкаливала за отметку минус шестьдесят шесть, взяв пешни и маленькую ручную нарту, отправились на озеро. Лёд был около метра, но на таком морозе он кололся легко, и через полчаса нам удалось пробиться до воды. Я вынимал сеть, а дедушка стоял на прогоне. Рядом с нами, наблюдая, как из-под воды появляются запутавшиеся в сети рыбины, поскуливая и нервничая, суетились хозяйские собаки. Они знали, что больше половины улова отдадут им и поэтому изо всех сил старались показать своё участие. Я медленно вытаскивал сеть, давая ей на морозе окаменеть и превратиться в лёд, такой приём позволял не мочить руки. Но чтобы выпутывать рыбин иногда приходилось на несколько секунд сбрасывать рукавицы. За короткое время пальцы успевали деревенеть, и их надо было отогревать.
- Ты что так долго? - долетел до меня голос старика. - Неужели всё рыба?
- Пальцы отогреваю! - отозвался я. - Боюсь остаться без рук.
- А ты включи сердце и качни кровь в кисти рук.
- Этого я пока не умею! - крикнул я дедушке.
Выпутаем рыбин уже дома в тепле.
Я не стал спорить. Вскоре обе сети вместе с крупными сигами, ленками и жирными чирами мы вытянули на лёд и, сложив на  нарту, повезли к избушке.
- Как у тебя пальцы? - спросил старик, когда мы добрались до жилища.
- Вроде бы отогрелись.
- Это хорошо. Значит так, буду тебя учить нашей северной йоге. Иначе дело дрянь. Иногда на таких морозах да ещё с ветром никакая одежда не спасает. А нам с тобой через пару недель идти в горы...
- Неужели ты надеешься изменить моё кровообращение за такой короткий срок? - засмеялся я.
- Не я тебе его изменю, ты сам его изменишь и раньше, чем за полмесяца. Просто ты не знаешь, как это делается. Вот смотри!

И дедушка, вынув свою руку из оленьей рукавицы, взял горсть снега. Через несколько секунд из-под его пальцев брызнула вода.
- А  теперь, - протянул сибирский йог мне свою руку, - дотронься до неё.
Я положил на его ладонь свои пальцы и тут же их отдёрнул. Она обжигала.
- Что с твоей рукой, она как кипяток?! - искреннее удивился я.
- Ничего особенного, всего сорок градусов, - засмеялся старик. - Только сорок. Больше подымать температуру нельзя. Иначе начнёт сворачиваться белок.
- Вот бы мне научиться так управлять своим кровообращением!
- Научишься, ничего хитрого здесь нет. Давай открывай сенки. Сети с рыбой сложим сначала туда. Потом в течение дня одну за другой разберём и высушим. Затем сухие сети поставим на старое место. Так будет сподручнее.
Я кивнул, и мы занялись нашим делом.
- Вот так! - повернулся ко мне дед Чердынцев, когда мы оказались снова в избушке. - На завтрак у нас с тобой строганина из  сохатины, а на обед будет строганина из свежепойманного чира. Идёт?
- Идёт! Я только «за»! Ничего нет вкуснее! Питаемся мы с тобой как цари-короли.
- Лучше, намного лучше, мой друг! У них с деликатесами  порядок, не спорю. Но в отличие от наших, они с тухлячком, не свежие, а у нас-свежачок. Плохо то, что вместо хлеба галеты и сухари. Но в высоких широтах хлеб - не главная пища, так что ныть не стоит.
"Г. Сидоров - Сияние Вышних Богов и крамешники (Основы державного строительства)" Стр. 56 - 61

     Через минуту хозяин скита был уже у стола, а в руках красовался огромный чир. От рыбины веяло свежими огурцами м чем-то ещё очень ароматным.
- Ты когда-нибудь готовил строганину из нельмы или чира? - посмотрел он на меня.
- Конечно, готовил.

- Тогда давай за дело. Нож у тебя острый, но если хочешь, можешь взять и любой из моих.
Ободрать с мёрзлой рыбины шкуру - дело было не из лёгких, но вскоре мне это удалось. И ткнув голову чира в стол, я во всю его длину стал нарезать толстую полупрозрачную стружку. Когда я сострогал половину рыбины, дед сказал:
- Наверное, хватит, нам же не роту солдат кормить. Вот сухари, соль, перец и садись. А я то, что осталось от рыбы, пойду, отдам на обед нашим собакам. Мясо чира они ой как уважают!
«Ещё бы, - подумал я, - о чире и нельме городские жители и слыхом не слыхивали. А у деда деликатес из деликатесов уписывают за обе щёки собаки. Неплохо дедушка поживает на озере Безымянном...
С хлебом, правда у него туговато, потому что не любит он его печь, а так всё нормально».
     Когда Чердынцев вернулся и сел за стол, мы приступили к еде. Нежное, чуть розоватое мясо чира, подсоленное и приперчёное, во рту просто таяло.
- Ну как? Нравится? - заметил, с каким я удовольствием ем рыбу дедушка. - Ершок тоже обожал строганину из чира. Но туруханский чир - другой. Он посуше и вкус у него ближе к вкусу нельмы.

- На Оби мы строганину обычно едим из крупной жирной щуки и муксуна.
- Обская щука, что наша ряпушка. Она и огурцами пахнет, и вкус у неё похож на янского омуля. Хорошая рыба, давненько я её не пробовал.
«Значит, ты когда-то жил и на Оби, - отметил я про себя. - Сколько же ты повидал за свою жизнь, дедушка?! Мне бы столько увидеть!»
- Твоё всё впереди, - прочитал он мои мысли. - Главное, живи по законам  Прави. Тогда ты сам будешь распоряжаться своим биологическим временем, а не оно тобой. Да, я жил на матушке-Оби. Долго жил.
И на Полуйской гряде и в устье Большого Югана. Был я и на Васюгане, и на Кети. Обь-Енисейским каналом ушёл на восток. Кеть - прекрасная была когда-то река. Вот, где и зверя, и птицы, а рыбы сколько!
- В том-то и дело, что была. В настоящее время её всю вырубили...
- Да, там, в основном, сосняки. Этого и следовало ожидать, - вздохнул  старик. - Но ничего, леса опять возродятся. Всё вернётся на круги своя. Главное, надо избавить планету от сатанизма. Если нам это удастся, то жизнь на Земле не погибнет. Наоборот, люди создадут на планете такие условия, что она вся зацветёт. Это уже было. И оно должно вернуться. Иначе, зачем мы с тобой живём?
"Г. Сидоров - Сияние Вышних Богов и крамешники (Основы державного строительства)" Стр. 74- 75

ПРИЛОЖЕНИЕ

НЕ ВСЁ ТАК ПРОСТО, КАК КАЖЕТСЯ

1 - ПЕРВЫЙ уровень рассмотрения системы питания. 
     Волхв Чердынцев в этом диалоге через автора данной книги на самом деле обращается к широкой аудитории читателей.
     Обычный человек, не практикующий специальные методы внутреннего духовного развития, очень сильно зависит от внешних  факторов своего обитания. Все, наверное, замечали, что интуитивно рацион нашего питания  сильно меняется от сезона к сезону. Понаблюдав за собой можно заметить, что в морозные зимы, чтобы согреться, мы с удовольствием и в большом количестве потребляем продукты горячей природы, различные мясные продукты, горячий чай и другие согревающие напитки. Когда наступает жаркий сезон лета, чтобы охладиться, мы переходим на продукты  холодной природы, различные фрукты, соки и холодные напитки. Таким образом мы легко можем заметить действие неких сил поддерживающих наш внутренних тепловой баланс. Понятно, что для правильного жизнеобеспечения организма вред но как переохлаждение, так и перегревание. Длительное пребывание в этих крайностях неминуемо ведёт к поражению жизненных систем организма и, как результат, к тяжёлым, порой трудно излечимым заболеваниям. Поэтому здоровьем, в этом срезе рассмотрения, можно считать правильно выверенный внутренний баланс энергий холодной и горячей природы.
     Подводя итог вышесказанному, можно подчеркнуть, что для обычного человека было бы правильным применять систему питания, соответствующую местным условиям. Именно эту идею и хочет донести до всех Чердынцев. И это для обычных людей очень даже правильно!
Поэтому, чтобы сохранить здоровье на хорошем уровне очень рекомендуется  (в дополнение к вышесказанному) изучать применение дополнительных систем прогрева организма в зимнее время (бани, применение бальзамов, применение специй и т.п.).

2 - ВТОРОЙ - Обратимся ко второму.
     Было замечено, что люди с высоким уровнем внутренней энергии довольно легко пребывают на вегетарианской диете, даже в суровом, холодном климате. Оказывается, если человек освоит древние практики «возжигания внутреннего огня»,то он может жить без вреда для здоровья в очень холодном климате круглый год.
     Есть одно место на Земле, которое по суровости климата под стать Северу нашей страны - это ТИБЕТ. Дело в том, что Тибет во многих частях по климату сравним с Заполярным Кругом, где в июле снег «ещё  выпадает», а в сентябре - «уже выпадает». 3имы, порой, очень суровы, временами температура воздуха составляет -40, а то и -50 градусов. Поэтому опыт тибетцев будет нам очень полезен для понимания следующего шага в овладении искусством питания. Необходимо знать, что тибетцы, в подавляющем своем большинстве - буддисты, а это значит, что потребление мясных продуктов не поощряется, т.к. буддизм не приемлет насилия и убийства (и это является главной причиной их отказа от мясных продуктов).
Если ознакомиться с опытом жителей Тибета, то можно легко увидеть те же закономерности в системе питания, что и в нашей стране. Посетив Тибет, мы увидим, что подавляющее число людей, проживающих в этой стране спокойно питаются мясом. Почему? Буддистам нельзя быть причастным к любому виду насилия, даже над животными! Ответ прост. Это большинство - миряне т.е. не практикующие, такие же как и мы, простые люди. Они просто не могут выжить в столь суровых условиях без мясного питания. У них нет выбора. Вот и придумали тибетцы всякие отговорки, чтобы успокоить свою буддистскую совесть, питаясь плотью животных. Мол де мы помогаем животным, поедая их, т.к. устанавливается кармическая связь и душа животного в следующем рождении обязательно переродится человеком, а это уже большое благо для души животного. И таких вот отговорок придумано немало. Тибетцев можно понять: с одной стороны Будда с его высоконравственными законами, а с другой - суровый климат тибетских гор. Но в Тибете проживают и люди, идущие по пути внутреннего развития (практикующие различные системы йоги). Многие из них овладели искусством развития внутреннего огня (тумм), и некоторые из них всегда  живут в зоне вечных снегов. Надо заметить, что практику этой системы (рэпа) нельзя греться у огня и надевать много одежд. Экзаменом в этом искусстве служат соревнования: кто  больше растопит снега теплом своего тела или высушит больше простыней при 40-градусном морозе.
      Многие же серьезно практикующие - вегетарианцы, и они строго следуют заветам Будды. В истории Тибета известны такие великие мастера как Шабкар, написавший книгу о необходимости вегетарианского питания «ПИЩА БОГОВ», а также Джигме Гьялва Ньюгу, ученик великого мастера Джигме Лингпа, который «жил во впадине у подножья одинокой горы, где не было даже пещеры, чтобы укрыться, а для еды были только лесные растения» и много-много других мастеров. И все они были ПРИНЦИПИАЛЬНЫМИ ВЕГЕТАРИАНЦАМИ, т.к. следовали по пути Будды. Они смогли реализовать свои духовные идеалы в самых суровых условиях на нашей Планете, ибо практиковали тайные методы развития внутреннего огня (туммо).
     Таким образом, возможно быть и вегетарианцем, и сыроедом в условиях Севера нашей страны, только для этого необходимо развить свой «внутренний огонь». Я уверен, что в нашей стране есть несколько волхвов, владеющих подобными системами в нашей Ведической традиции и которые спокойно могут жить в условиях Севера, будучи вегетарианцами. Дело осталось за малым - найти их и обучиться этому искусству.
Также надо упомянуть о необходимости смены микрофлоры кишечника при переходе на вегетарианство и сыроедение. На это уходит несколько лет. Только тогда запускается механизм синтеза белка внутри кишечника человека и организм начинает получать белковое питание.
С этого момента организм запускает механизм синтеза и других необходимых органических веществ, нужных для внутреннего метаболизма. Эта способность развивается вплоть до достижения  высшего уровня практики. Это было краткое упоминание о втором уровне системы.

3 - ТРЕТИЙ - Теперь краткое упоминание о высших уровнях системы питания.
     Дальнейшие шаги практикующих высшие методы внутреннего духовного развития направлены на уменьшение зависимости от питания физической пищей. На этом уровне восхождения человек развивает способность своих тонких энергетических тел получать энергию напрямую от природы (от Солнца, деревьев, звёзд и т.п.). И восхождение по этой системе подобно восхождению по лестнице - от простого к сложному, и нельзя перескочить ни одну ступеньку. Практик изучает специальные методы потребления энергии через глаза, поры кожи и т.п.
     Необходимы годы кропотливого оттачивания мастерства до получения необходимых результатов. Как промежуточный результат этого пути практик принимает травяные составы (по-тибетски - ЧУЛЕНЫ) и пьёт воду. И так может пройти несколько лет практики... Далее идёт полный отказ от всякой пищи, даже принятия воды. Практик (волхв) этого уровня способен синтезировать любое необходимое вещество внутри своего тела, поэтому он не зависит от питания физической пищей ВООБЩЕ. Он питается напрямую из Космоса и Природы! И этот уровень развития известен у всех народов. Это подтверждает, что это не фантастика, а реальный уровень развития человека Но практиков (волхвов) этого уровня крайне мало «как звёзд на дневном небе» и достигшие этого уровня развития как правило достигают подлинного безсмертия.

     В достижении внутреннего развития требуется понимание последующих шагов, применение изученных методов, и достаточное время (порой десятилетия) для получения искомого результата. Излишне говорить, что во избежание возможных ошибок и всяческих уклонений на пути, необходим наставник. Необходимо помнить, что забегание вперёд и переоценка собственного уровня развития ничего кроме всяческих бед принести не может! Всё надо делать правильно! Учитывая вышесказанное, становится понятно, почему Чердынцев так обрушился на «истинных сыроедов и вегетарианцев».
Мы также должны понимать, что здесь приведён самый простой и доступный способ рассмотрения узловых точек системы питания человека, на самом же деле реальная ситуация гораздо сложнее и требует кропотливого и длительного обучения.
Ирийславъ
"Г. Сидоров - Сияние Вышних Богов и крамешники (Основы державного строительства)" Стр. 434 - 438

    - Наконец-то! - обратился к ним челдон. - быстро раздевайтесь и к столу! Эти двое, - показал он на меня и Дадоныча, - нас заждались. - Как видите, стол уже накрыт - располагайтесь!
Эвенки, поняв шутку своего друга, заулыбались и, не торопясь с достоинством стали раздеваться. Пристыжённые шуткой Светозара мы, я и дедушка,  вскочив из-за стола, занялись, так называемым, чаем. Если учесть, что по-сибирски пить чай - означает плотный обед, то пришлось немного побегать. Пока мы суетились, Светозар порезал мороженные кусочки лосятины, поставил на стол миску солёной щучьей икры и занялся хлебом. Вскоре стол был накрыт, и мы всей компанией уселись за него.
"Г. Сидоров - Сияние Вышних Богов и крамешники (Основы державного строительства)" Стр. 264

     - Что будем готовить? - спросил я старика. - Если честно, мне сыроедение порядком надоело. Может, уху сварим? С хорошими кусками рыбы. Хоть у нас и нет картошки, зато есть крупа. Ты не против?
- Не против. Только у нас с тобой имеется и картошка. У меня её высушенной - полмешка. Она лежит в чулане. От картофеля я давно отвык, но гости мои картошку во всю трескают.
- В таком случае, у нас получится царский ужин. Уха из чира и щёкура с хреном!
- А  хрен-то ты, где сыщешь? Я его лет двадцать в глаза не видел? - покосился на меня Чердынцев.
"Г. Сидоров - Сияние Вышних Богов и крамешники (Основы державного строительства)" Стр. 289