А Л Ь Ф А - О М Е Г А
Главная | БАНЯ - ОРИАНСКАЯ ВЕДИЧЕСКАЯ ТРАДИЦИЯ | Регистрация | Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
ПОИСК
Вход на сайт
ГЕОРГИЙ СИДОРОВ
СТАТИСТИКА

Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0
УГЛАНОВ ВИТАЛИЙ ЮРЬЕВИЧ
ПОДБОР ПО ПАРАМЕТРАМ

БАНЯ - ОРИАНСКАЯ ВЕДИЧЕСКАЯ ТРАДИЦИЯ - 3 ПРИНЦИП ДОЛГОЛЕТИЯ

ДОЛГОЛЕТИЕ ПО Г.А. СИДОРОВУ

     1.  Первой нашей задачей будет научиться правильному питанию.

     2. Второй задачей — освоить очищение организма на клеточном уровне. Для этого мало отдыхать от приёма пищи. Надо ещё и пить некоторые травы.

     3. Плюс наша русская баня,

     4. И дыхательные упражнения…

     Видишь сколько тебе предстоит постичь? Но это только начало. Я познакомил тебя с действием на организм стихии Земли-матушки.
     Теперь займёмся стихией огня. Когда ты двигаешься или что-то тяжелое несёшь что чувствуешь?
     — Становится жарко, — сказал я.
     — Вот оно проявление внутреннего огня! Но дело не в тепле, а в гормонах. Когда человек молодой в его организме преобладают гормоны роста. Гормоны старения тоже присутствуют, но они в молодости ничего не определяют. В зрелом возрасте гормональный фон выравнивается. Количество гормонов роста и восстановления равно количеству гормонов разрушения.
     После 40-сорока лет у обычного человека в организме начинают преобладать гормоны дегенерации. Это ведёт к старости.

БАНЯ И СНЕГ

     Через час мы со стариком уже парились в своей бане. Жар от каменки стоял неимоверный, поэтому на головах у нас красовались старые ушанки, а на руках - холщёвые рукавицы.
- Думаю, твоим ментальным глистам не сладко! - плеснул на раскалённую гальку настой трав дедушка. - А когда нырнёшь в снег, им совсем тошно будет.
- Неужели в моей ауре живут ментальные чипы? У меня с психикой вроде всё нормально, - спрыгнул я с третьей полки на вторую.
- Я пошутил! Понимаешь, люблю пошутить. Но в снег прыгать нам всё равно придётся.
И старик подал мне свежий распаренный веник.
- Но на дворе минус шестьдесят! - взмолился я. - Как можно?
- Хоть семьдесят, такова традиция, мой друг, традиция! Иначе иммунку не расшевелишь. А она должна у нас быть крепкой! Понимаешь?
В высоких широтах воздух стерилен. Здесь почти нет болезнетворных микробов, вот в чём беда!
- Беда? - изумился я. - Это же здорово!
- Какой же ты у меня глупый! - глядя мне в глаза, вздохнул дед Чердынцев. - Неужели тебе не понятно, что без иммунки человек обречён.
Можно концы отдать от элементарной простуды. Вот и приходится стимулировать свои доморощеннее бактерии, то высокой температурой, то резким охлаждением. Чтобы они всегда были в форме. Тогда и иммунка будет в порядке. Понял или нет, бестолочь?
Старик, глядя на меня, засмеялся.
- Давай, грейся, парься и в сугроб. А потом я тебе расскажу ещё об одной информационной технологии разрушения ДНК человека.
После банного обряда и крепкого настоя чая с брусникой, дед забрался на свою любимую печь.
"Г. Сидоров - Сияние Вышних Богов и крамешники (Основы державного строительства)" Стр. 163

* Лярва - эзотерический термин, обозначающий сущность женского рода паразитической природы, действующей на уровне энергий.

Ты когда-нибудь задумывался, зачем в нашей орианской традиции используется хождение по углям?
- Честно говоря, нет. Но от жрецов слышал, что это терапия от негативного полевого влияния... Понял! - хлопнул я себя по лбу. - Так вот оно что?!  Это же так просто! Оказывается плазменный поток от горящих углей, выжигает в ауре человека не только всевозможные ненужные включения типа лярв но и уничтожает ментальных вирусов, или как ты их называешь, червей.
- Вот видишь? - улыбнулся мне старый жрец. - Главным здесь является инфракрасное излучение. Избыток его эти твари не переносят.
Их выжигают даже простые прыжки через костёр. И, конечно же, наш русский банный обряд. Когда после парилки человек обливается ледяной водой или катается в снегу. Что в это время происходит? Наше тело выбрасывает из себя столько энергии, что её хватает для сжигания в его ауре всей этой аннунакской нечисти... Теперь ты понимаешь, почему было навязано нам, потомкам белых богов христианство? Я имею в виду всех её представителей, как у нас, так и на Западе.
- Чтобы объявить очищение и банные процедуры бесовскими.
- Молодец, сообразил! Ты не так глуп, как кажешься! А как насчёт нашей русской печи? Можешь о ней что-то сказать?
И только тут, услышав вопрос волхва, до меня, наконец, дошло, что собой представляет наша  русская печь! Великое изобретение наших предков.
- Так ведь это инфракрасный генератор для очищения нашего ментального поля!
- И ментального, и астрального, короче всего нашего кокона, - показал глазами на свою русскую печь дедушка. - Вот почему все русские люди любили спать на своих печах. Русская печь у славян была самым главным местом их очищения. По сути, его сердцем. И дело было не только в тепле, и в месте, где готовилась пища, а в здоровье людей, в сохранении их психического адекватного состояния.
- Сначала ты рассказал мне о яде, а потом указал на противоядие.
Оказывается всё так просто. Они изобрели полевых червей, мы - огненные обряды, бани и русскую печь. Так?
-  Всё так, мой друг. Так! Теперь в твоей голове сложилась мозаика. Только запомни, русские бани были у наших предков всегда. Ещё до прихода на нашу планету ящероголовых. А плазменную печь изобрели действительно не так давно. Примерно 40 тысяч лет назад.
- Теперь я всё понимаю.
- Что именно?
- Почему попы так отчаянно боролись с бесовскими огненными обрядами. За хождение по углям и прыжки через костёр полагалась смерть. И почему церковь запретила в Европе в банях парилки, и почему со временем простые печи у нас на Руси вытеснили наши традиционные русские.
Ты когда-нибудь спал на русской печи?
- Очень давно, - признался я.
- Сегодня будешь спать со мною рядом. Пора заняться твоими ментальными глистами! Хотя в тебе они давно сдохли!
И старик разразился весёлым молодым смехом.
"Г. Сидоров - Сияние Вышних Богов и крамешники (Основы державного строительства)" Стр. 132 - 133

БАННЫЙ ДЕНЬ И ПАРНАЯ

     ....Нет времени! Банный день, да, и работы на дворе много. А с завтрашнего дня придётся тебе осваивать «дыбу», Юра. И осваивать основательно. Девчонки отзанимаются и возьмутся за баню...
     «Они меня опередили, — отметил я про себя. — Не девчонки, а огонь!»
     Но когда я открыл дверь в моечное помещение, то всё понял: оказывается, девушки из бани и не уходили. Они не только её натопили, но и установили в ней импровизированный бассейн. Посреди моечной стоял огромный, диаметром около трёх метров, ушат. Откуда он взялся, я сразу не понял. Было видно, что до половины он наполнен горячей водой, в которой юные ведьмы палками, наподобие вёсел, размешивали пучки каких-то трав. Рядом с ушатом на широкой скамейке лежали берёзовые и травяные веники, а также холщовые мешки с сухими листьями...
     — Раз в две недели мы устраиваем для себя такую вот травяную ванну, и все наши соседи делают то же самое. Иначе нельзя.
     В это время открылась дверь, и в моечном помещении вместе со своей красавицей женой появился Добран Глебыч. Оба, он и его златовласая Ярослава, были абсолютно голыми. Но у меня сложилось впечатление, что их это нисколько не волнует. Мельком взглянув на Добрана и Ярославу, я невольно вздрогнул. Передо мной стояли два эталона удивительно правильных и красивых людей! Таких, каких я ни до, ни после никогда не видел. Среднего роста, седой, свитый из могучих мышц красавец-мужчина и высокая, изящная, удивительно пропорциональная женщина! Без одежды Ярослава ничем не отличалась от своих прекрасных дочерей. У неё сохранилась даже тугая девичья грудь! Ни лишней жиринки, ни складки! Женщина в абсолюте! Само совершенство, сочетание лёгкости и тяжести в одном теле!
     «Что это? Древняя, уцелевшая до нашего времени генетика или результат постоянных тренировок? — невольно задал я себе вопрос. — Скорее, и то, и другое».
     А между тем, вошедшие, окинув меня взглядом, повернулись к молоденьким ведьмам.
     — Вижу у вас всё готово. Если так, то марш в парную! Пусть, пока мы будем греться, травы хорошенько настаиваются. Да и вода должна немного остыть. Горячий травяной состав может быть опасным для сердца, — скомандовал Добран Глебыч.
     — Слушаемся, Ваша Светлость! — засмеялась Ярослава. — Мы уже в парной!
     Через секунду женщин в моечной уже не было. Проводив их глазами, старейшина, повернувшись ко мне, показал на громадный ушат с травами:
     — Перед тобой часть нашей северной, ныне забытой, традиции. Попробую тебя с ней познакомить. Ты должен знать, что тело человека состоит в основном из воды.
     Я кивнул.
     — И, наверное, догадываешься, что кожа человека не является для воды идеальным изолятором. Часть молекул воды она пропускает. На этом и основано явление разбухания человеческого тела от долгого пребывания в воде. Часть воды, которая проникает под кожу, захватывается капиллярами и уносится через сосуды к почкам. Другая же часть, с которой капилляры не справляются, заполняет собой соединительные ткани, проникает в межклеточное пространство мышц и связок, и так вплоть до суставов. Думаю, тебе известно, что в сосудах человека идёт процесс отложения холестерина, ненужных минералъных солей и молекул тяжёлых металлов. С суставами вообще беда. Ты наверняка слышал, что суставы якобы со временем изнашиваются. Отсюда возникают различного рода артриты.
     — Слышал, — согласился я.
     — Это на самом деле так. Только никому в голову не приходит мысль, объясняющая, почему такое происходит. Одним износом суставов артриты не объяснить. А ларчик открывается просто. С суставами происходит то же самое, что и с сосудами. Со временем они накапливают в себе и кристаллы оксалатов, и различные соли. Причём в таком количестве, что живая ткань начинает угнетаться и разрушаться. Вот почему и происходит так называемый износ тканей. Причина не в механическом воздействии, а в химическом. Ты догадываешься, куда я клоню?
     — Догадываюсь! — улыбнулся я. — Надо быть дурнем, чтобы не догадаться! В бане, как я понял, настой трав, молекулы которых проникают с водой в тело человека, разрушают холестерин в сосудах и очищают суставы от накопившихся оксалатов. А также от минеральных солей и молекул тяжёлых металлов.
     — Молодец! — похвалил меня старейшина. — Всё понимаешь с полуслова. Только надо добавить, что после такой процедуры необходимо сутки голодать. Иначе почки могут не справиться с потоком грязи. Можно пить только воду. Лучше речную или снеговую...
     — И какие же травы там сейчас настаиваются? — показал я на своеобразный бассейн. — Если это, конечно, не секрет.
     — Никакого секрета нет и не может быть. Тем более от тебя, — покосился в мою сторону хранитель древней традиции. — Ты все эти растения хорошо знаешь. Видишь, вон плавают веточки берёзы. Посмотри, какие на них маленькие листочки, — показал старейшина на воду в ушате. — Все эти ветки срезаны в мае. А вот пучок полыни. Её настой одинаково действует и на сосуды, и на суставы. Без полыни и без донника никак, и без листьев лопуха, без лютика и чистотела! Последние, хоть и ядовиты, но в настоях очень полезны. Вот что, — внезапно остановился Добран Глебыч. — Давай, все наши рецепты мы напишем тебе на бумаге. Сколько воды, какова пропорция трав... А сейчас забирай веники и пойдём в нашу парную. Нас там уже заждались.
     Я взял в охапку со скамьи пять берёзовых веников и пошёл за старейшиной.
     — Ничего подобного у хранителя на Конде я не видел, — поднялся я на самый верх к девушкам. 
     — Такие, как он, в знахарских рецептах, если и нуждаются, то редко. У волхвов совсем другая физиология. Эти люди в ладу с духами стихий, отсюда у них и с сосудами, и с суставами, и с внутренними органами всё в порядке. Вместо химии трав жрецы используют накопленную за годы силу, но в начале своего пути они тоже пользовались тем, что ты сейчас видел. — Услышал я с соседней полки бас Добрана Глебыча.
     — Я не заметил, чтобы старик когда-нибудь баловался и «дыбой». В его спортивном зале чего только не было. Но всё традиционное: гантели, штанга. Какие-то гири...
     — Подобных рядил старый имел штук пять, только не дома.
У него же там был проходной двор... Хранитель их прятал в лесу, я это точно знаю, — донеслось с полки.
     — Так ты у него, Добран Глебыч, оказывается, был в гостях?
     — И не раз, — пробасил старейшина. — Думаешь, он бы послал тебя к незнакомым людям?
     — Понятно! — невольно вздохнул я, припомнив бодрое лицо старика.
     Через несколько минут Добран Глебыч плеснул настой с берёзовых веников на камни, и мы все, как по команде, преодолевая нестерпимый жар, приступили к основной процедуре. Сначала ему и мне пришлось парить наших женщин и только тогда, когда те гурьбой бросились кататься в сугробе, мы взялись за себя. Но в этот момент с весёлым смехом и кусками тающего снега на разгорячённом теле появились в парной сказочные красавицы. Они тут же вырвали из наших рук веники и взялись ими нас парить. Вся эта процедура была пронизана какой-то удивительной и неповторимой радостью, особым задорным весельем, и в то же время серьёзностью. Достаточно сказать, что не нанесено было ни одного лишнего удара, ни разу тело не вспыхнуло от излишне горячего пара. Пока мы с Добраном Глебычем остывали в сугробе, девушки вместе со своей мамой, забравшись на полки и поджидая нас, набирали жар, потом каждый взял себе по венику и уже парил себя сам так, как ему хотелось. В следующий раз мы купались в снегу все вместе. Не обошлось без традиционных снежков, выпущенных в адрес папы и мамы. Только я не знал, что мне делать. Присоединиться к девушкам или защищать Ярославу и Добрана Глебыча? Кончилось тем, что девчонки начали забрасывать снежками и меня.
     — Это тебе в отместку, что не принял нашу сторону, — пояснила Светлада.
     — Понял! — засмеялся я. — В следующий раз от нейтралитета откажусь, вступлю с вами в сговор.
     — Это будет как раз кстати, к следующей бане вся наша семья соберётся вместе: прибудут и мама Валя, и брат, и Милонежка. Обычно они в четвером, брат всегда за отца, — заметила Светлена. — С нами справляются, а так ещё посмотрим!
     — Я вижу, вы против нас организовали заговор! — сощурил глаза Добран Глебыч. — Если за вас Юрий, нам будет нелегко.
     Но шутки в сторону, ещё раз греемся и в бассейн. Вода в нём как раз! — перешёл к делу старейшина.
     Через десять минут всей толпой мы остывали в ушате. Вода в нём была чёрная от настоя и всё ещё тёплая.
     — Минут двадцать и снова парная, а потом ополаскиваемся и на массаж, — осветил дальнейшую программу отец семейства.
     — А потом что?
     — Потом, как всегда, клюквенный морс с мёдом и постель. После такого купания и массажа надо хорошенько выспаться. Завтра сядем за стол только к ужину. Такова традиция! — ответил на мой вопрос Добран Глебыч.
"Хронолого-эзотерический анализ развития современной цивилизации. 4 книга стр. 45-60

     Мы топим баню, два раза в неделю, бывает и три раза.
     «Интересно, — подумал я. — Везде в деревнях домашних животных пренебрежительно называют скотиной, а здесь четвероногими друзьями?»
     — Я только с радостью!
     — Вот и пошли! — улыбнулась Ярослава. — Каждой коровке по два ведра, то же самое нашим лошадкам. Подогревается вода у нас всегда в бане. Видел вдоль стены бочки?
     — Видел, — кивнул я хозяйке.
     — Мы топим баню, как ты уже понял, два раза в неделю, бывает и три раза. Потому вода всегда тёплая. Как видишь, всё у нас связано.
     — А как бочки наполняете? — спросил я женщину.
     — Очень просто — из скважины.
"Хронолого-эзотерический анализ развития современной цивилизации. 4 книга стр. 106

СОВМЕСТНАЯ ОРИАНСКАЯ БАНЯ

     «Так вот почему и мужчины и женщины тысячи и тысячи лет в прошлом мылись вместе в банях и купались в купальнях? — наконец, дошло до меня. — Тут не только обмен энергиями, здесь совсем другое. С помощью магнита притяжения к противоположному полу на чувственном плане включается осознание божественного кода геометрии высшего порядка, той, которая называется пропорцией золотого сечения!»
От счастья того, что я приобрёл, мне хотелось обнять всех окружающих. И знакомых, и ещё незнакомых.
«Вот он, праздник души!» — думал я, еле живой от усталости подходя к нашему маленькому, занесённому снегом домику.
"Хронолого-эзотерический анализ развития современной цивилизации." 4 книга стр. 688

ВОЛХВ ЧЕРДЫНЦЕВ О БАНЕ

Через час мы со стариком уже парились в своей бане. Жар от каменки стоял неимоверный, поэтому на головах у нас красовались старые ушанки, а на руках - холщёвые рукавицы.
- Думаю, твоим ментальным глистам не сладко! - плеснул на раскалённую гальку настой трав дедушка. - А когда нырнёшь в снег, им совсем тошно будет.
- Неужели в моей ауре живут ментальные чипы? У меня с психикой вроде всё нормально, - спрыгнул я с третьей полки на вторую.
- Я пошутил! Понимаешь, люблю пошутить. Но в снег прыгать нам всё равно придётся.
И старик подал мне свежий распаренный веник.
- Но на дворе минус шестьдесят! - взмолился я. - Как можно?
- Хоть семьдесят, такова традиция, мой друг, традиция! Иначе иммунку не расшевелишь. А она должна у нас быть крепкой! Понимаешь?
В высоких широтах воздух стерилен. Здесь почти нет болезнетворных микробов, вот в чём беда!
- Беда? - изумился я. - Это же здорово!
- Какой же ты у меня глупый! - глядя мне в глаза, вздохнул дед Чердынцев. - Неужели тебе не понятно, что без иммунки человек обречён.
Можно концы отдать от элементарной простуды. Вот и приходится стимулировать свои доморощеннее бактерии, то высокой температурой, то резким охлаждением. Чтобы они всегда были в форме. Тогда и иммунка будет в порядке. Понял или нет, бестолочь?
Старик, глядя на меня, засмеялся.
- Давай, грейся, парься и в сугроб. А потом я тебе расскажу ещё об одной информационной технологии разрушения ДНК человека.
После банного обряда и крепкого настоя чая с брусникой, дед забрался на свою любимую печь.
"Г. Сидоров - Сияние Вышних Богов и крамешники (Основы державного строительства)" Стр. 163


Рейтинг@Mail.ruИндекс цитирования  ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека  Seo анализ сайта