ПОДЗЕМНАЯ СТРАНА БЕЛЫХ БОГОВ

     - Запомни, здесь, в этих горах, мы ничего не прячем. Мы сохраняем, бережём, вот и всё. Бережём для будущих поколений потомков белых Богов. Для тех, кому всё, что здесь лежит, - показал лесовик на девственную тайгу, - очень понадобится.
- А эвенки? Они разве не хранители?
- Хранители, - кивнул головой Светозар. - Только своих традиций.
Того, что им досталось от предков. Как видишь, у нас с ними общие интересы. Поэтому мы и вместе.

     Когда мы забрались по своим спальникам, волхв сказал:
- Здесь, под нами, Белослав, целая подземная страна. Тысячи галерей, огромных залов и искусно выполненных гигантских подземных святилищ. Но это только 1-первый уровень. Есть ещё и 2-второй, и 3-третий, и даже 4-четвёртый! Под ним находится целая подземная страна. Она освещена светом, там тепло и там есть жизнь.
- А кто в тех местах обитает? - спросил я.
- О врагах человечества ты знаешь, но не одни они хозяева подземелий. Есть там и те, кто к людям Земли относится с уважением и состраданием. Но тебе об этом - пока рано. Я тебя познакомлю с первым уровнем подземелий. Он был передан людям ещё в незапамятные времена.
- Получается, что строили эти подземелья не наши предки? - удивился я.
- Кое-что они тоже строили. Но в результате своих работ натолкнулись на галереи, которым миллионы лет. Их и заняла наша, тогда ещё звёздная цивилизация.
- А почему ты сказал, что 1-первый уровень галерей нам кто-то передал?
- Потому что за 2-второй нашим предкам пришлось уже сражаться.
- С кем?
- С теми, кто не хотел его нам уступать.
- А кто они были?
- Твари, каких мало. Очень враждебные к людям, союзники ящероголовых, но из другой звёздной системы.
- А где они сейчас?
- После последней Великой войны двух империй, переселились на покинутую землянами Луну. Там им комфортнее.
- Сказки какие-то! Если бы кто-то услышал нас со стороны, он бы подумал, что мы оба спятили.
- А зачем нам кто-то со стороны? Нам это ни к чему.

     - Получается, что вы владеете тайной двух уровней подземелий?
- Кто это вы? - спросил меня жрец.
- Я имею в виду тебя и Дадоныча.
- Тайной? Неплохое слово! Но лучше бы его не было. То, что там хранится, принадлежит всему человечеству. Но ты должен знать, понятие «человечество» принадлежит только потомкам белой расы, средиземноморская раса уже другая. Мы её не признаём.
- Я это давно понял... И ты мне хочешь показать свои подземные владения? - спросил я.
- Не хочу, а обязан. Таков приказ «сверху». Но я не против приказа. Наоборот - «за»!
- Кто же тот, который может приказать таким как ты и Дадоныч?
- Ты его хорошо знаешь, Белослав.
И тут передо мной поплыло дорогое мне лицо кондинского отшельника. Человека, с которым я общался несколько лет, которого полюбил как родного деда или даже отца.
- Скажи  мне, - повернулся я к лежащему Светозару, - на Урале под горами то же самое, что и здесь?
- То же самое. Какая разница?
- Тогда понятно, куда делся пасечник после того, как на его дом было совершено нападение.
- Вот и хорошо, что ты это понял. Теперь, надеюсь, до тебя дошло, зачем я тебе хочу показать места входов в мир подземелий?
- Чтобы в будущем, в нужный момент, я всегда мог их найти?
- Исчезнуть на глазах у врагов. Раствориться в подземном мире! Запомни, ни одна спецслужба на Земле, включая сюда и разведку Ватикана, точнее храма жрецов Амона, подземного мира не знает. Его не знают даже сами рептилоиды.
- Почему? - удивился я.
- Потому что он строился многими космическими цивилизациями.
На протяжении миллионов лет.

     Всё хватит болтать. Давай спать! - скомандовал волхв. - Завтра у нас трудный день.
Рано утром мы были уже в пути. Олени, не торопясь, бежали по ослепительному снегу пологого склона хребта, между старых засохших лиственниц и крупных валунов, и мне на мгновенье показалось, что я вижу перед собой под слоем снега руины некогда погибшего города. Сидя впереди, я остановил упряжку и посмотрел на Светозара.
- Всё правильно! - улыбнулся он мне. - Мы едем прямо по развалинам, они вокруг нас, только под землёй, снег не имеет значения.
- Но почему я это увидел?
- Потому что научился видеть не только глазами, но и сердцем.
- А чей это город? - тронул я оленей.
- Наш, орианский. Здесь когда-то стоял город белых Богов. Он погиб в первую великую войну. Как и всё, что здесь когда-то было. Вот, посмотри, - показал волхв на странный, стоящий справа от нас огромный холм. Это не вершина, дружище.
- Неужели, пирамида?! Но ведь здесь целая гора!
- Вершина пирамиды срезана, но это не мешает ей возвышаться на добрых две сотни метров, а то и более. То, что она заросла лесом, ничего страшного! Шутка ли, прошло 40 тысяч лет! Я на неё поднимался, у неё 5-пять граней.
- 5-Пять? - удивился я.
- Да, 5-пять. Острая сторона указывает на древний полюс. Он стоял на 15 градусов в стороне от современного. Где-то между Исландией и Гренландией. То было время оледенения Европы. Ты знаешь, почему?
Потому что рядом с ней находилась «шапка» планеты.
- Мне бы хотелось взглянуть на пирамиду поближе, - попросил я.
- Тебе было сказано, что сегодня у нас будет тяжёлый день, - усмехнулся знаток подземного мира. - Тогда поехали! Что на меня смотришь?
Разворачивай оленей и - к пирамиде... Мне хочется, чтобы ты на неё поднялся.
- На такую высоту? - усомнился я.
- Ничего с тобой не случится. С её вершины откроется такой вид, прямо скажем - незабываемый.
Заинтригованный, я повернул упряжку и направил её к заросшему лесом холму. Вслед за нами, ничего не спрашивая, последовали и эвенки. Подъехав к гигантскому сооружению, мы привязали оленей и, надев камусные лыжи, стали медленно подниматься к его вершине.
На крутом подъёме лыжи держали отлично, но очень скоро заболели от непривычности угла щиколотки ног. Поэтому пришлось остановиться и передохнуть. Взглянув вниз, я увидел, что Лючеткан с Тиманчиком развели костёр и устанавливают над ним чайник.
«Молодцы парни! - подумал я. - Зря времени не теряют. Каждая минута у них продумана».
Волхв пробирался между деревьями  вслед за мной. Подойдя ко мне, он сказал:
- Это строение напоминает пирамиду Солнца в Теотихуакане. Её склоны довольно пологие, потому мы и идём на лыжах. Будь они такие как у Большой, мы бы на лыжах не поднялись.
Я кивнул Светозару в знак согласия, и мы снова двинулись наверх.
На этот раз впереди шёл челдон. Я следовал за ним. Так мы менялись несколько раз. И вот, наконец, наши лыжи выкатились на ровную площадку. Это была вершина! На ней росли мелкие кустики карликовой берёзки и виднелись несколько засохших лиственниц.
- Посмотри, какая красота! - сказал Светозар, переводя дыхание. - Что ты видишь? Смотри внимательно.
Перед нами лежали засыпанные снегом и заросшие редким лесом холмы восточносибирского плоскогорья. Некоторые вершины казались довольно высокими. Так же как и наша, они были без растительности и издалека казались кем-то постриженными.
- Ничего не видишь? - спросил меня челдон.
- Пока, нет. Бесконечность холмов, вон вижу на вершине останец.
- А справа от него что?
И тут я оторопел: передо мной стояла ещё одна пирамида. По размеру она была не меньше нашей. Её довольно крутые склоны были засыпаны снегом, и растительности на них не было.
- Какая  красавица! - показал я на пирамиду. - И макушка у неё цела!
- Потому что она классическая. На неё бы мы так легко не забрались.
А здесь, - оглянулся волхв,- когда-то стояло строение. Возможно Звёздный храм или что-то другое. От него сейчас ничего не осталось.
- А как же уцелела вторая пирамида?
- Очевидно, прямого попадания в неё не было. Всё обошлось. Но это ещё не всё, смотри внимательно.
- Я и так во все глаза!
- А ты не глазами взирай, а сердцем...
- Постой-постой! - прервал я лесовика. - Это ведь не останец! Вот на той вершине он больше похож на разрушенную статую.
- Это и есть скульптура. Она полуразрушена, но её ещё видно. А под ней вовсе не холм, а каменный храм.
- Неужели в этих местах никогда никого не было? - посмотрел я на хранителя.
- Кого ты имеешь в виду?
- Таких как мы с тобой, русских исследователей.
- Были, в основном - геологи. Но каждому начальнику партии даётся указ: заниматься только своим и не лезть в историю. Мало этого, специальные люди всегда просматривают их маршрутные журналы. Если в них что-то не так: во-первых, получает нагоняй руководитель экспедиции, и, во-вторых, из документа вырываются опасные страницы.
Поэтому геологи носят всё, что увидели только в своих головах. Но что толку? Ты же знаешь, что люди смертны. Знаешь, сколько интересного в своих путешествиях видел писатель - геодезист и картограф Федосеев? Но в своих книгах он ничего об этом не написал. С одной стороны, потому что сам для себя многого не мог объяснить, а с другой - хорошо знал, что за такое дело по голове его не погладят. Неужели ты думаешь, что цензура храма Амона в СССР не действовала? Она работала под камуфляжем ЦК, КГБ, МВД и других ведомств.

Ответил я на твой вопрос?
- Вполне! Получается, что мы видим перед собой руины допотопного города?
- Мы стоим над ними. Всё погребено под слоем леса, а сейчас ещё и снега.
- Вот ещё одна пирамида! - показал я в другую сторону и на горизонте похоже то же самое... Так что же здесь было?
- Наверное, в этих местах стояла одна из столиц нашей древней прародины. Потому что вокруг полно точно таких же руин: битые скульптуры, каменные курганы, заросшие лесом пирамиды. Но на первый взгляд обывателя, ничего особенного! Холмы и холмы! Подумаешь.
Останцы похожие на людей! Ну и что? Природа тоже неплохой скульптор. Помнишь кекуры на Медвежьих островах? Там стоят гигантские статуи, пускай выветренные, но они до сих пор различимы. И что? Кто-нибудь из учёных обратил на них внимание? Такие же выветренные скульптуры стоят на Таймыре, приполярном Урале, Кольском полуострове и на юге нашего Приморья. Но поверь, придёт время, когда силы тёмных иссякнут. И тогда потомки белых Богов узнают правду о своём прошлом.
- Неужели когда-нибудь придёт это время?
- Обязательно придёт! Не сомневайся! Ради будущего мы сейчас с тобой и живём.
Несколько минут мы стояли молча. С вершины пирамиды были хорошо видны все пять её граней. Они хоть и заросли лесом, но это не помешало мне сверить по компасу направления её сторон.
Как говорил волхв, они указывали на совершенно другой северный полюс. С верхней площадки пирамиды уточнить его градусы было невозможно. Потому мы  решили спускаться. Дорога вниз оказалась намного проще, чем наверх. Мы срубили две молодые лиственницы и, усевшись на них, лихо съехали по своей  лыжне к подножью пирамиды. Правда, во время спуска пришлось несколько раз, чтобы сбить скорость, падать, но синяков при этом мы не набили.
- Я никак не могу придти в себя от увиденного вчера, - сказал я ему. - Здесь вокруг видны следы погибшей цивилизации.
- И чем дальше на север, тем этих следов больше, - вздохнул Светозар. - Невозможно представить, что тут творилось во время великой битвы! Куда ни глянь - везде видны воронки от страшных чудовищных взрывов. Они и в горах, и по распадкам. На месте этих воронок сейчас озёра...
- Но местами строения устояли, - заметил я.
- В основном, пирамиды и стены древних циклопических построек.
Но со временем последние оказались под лесом. Видны одни пирамиды да и то не очень. Всё скрыто лесом. Не было бы его, намного было бы проще... Хорошо, что тайга здесь из светлохвойного лиственничника. У вас, в западной Сибири, такой мало. Там всё кедрачи да ельники. Сам понимаешь, в таком лесу почти ничего не видно. Можно пройти рядом с валами или курганом и не понять, что это такое. Если надумаешь заняться поисками прародины  шумеров, помни об этом. На себя не очень-то надейся, больше спрашивай у местного населения. Они тебе покажут и валы, и пирамиды, и курганы.
- Неужели и на всей западносибирской равнине стоят пирамиды? - удивился я.
- А почему, нет? Их сотни. Просто надо разуть глаза.

     Последние слова волхва меня озадачили. И я, дав себе слово ничему не удивляться, стал всматриваться в надвигающиеся на нас цепи поросших лесом невысоких гор.
«Скорее бы! - думал я. - Всю дорогу - одни загадки. То разрушенные, лежащие под землёй города, то гигантские поросшие лесом дворцы и пирамиды. А теперь ещё и подземелья! К одному из входов в мир тайны и ужаса меня сейчас и везут».
- Как я понимаю, ты хочешь мне показать первый уровень своих подземных владений? - спросил я сидящего впереди меня Светозара.
- Поверь, он совсем не страшен! - повернулся ко мне волхв.
- Вот оно что? Оказывается ты тоже не дурак читать чужие мысли!
- Что делать, если они из тебя прут фонтаном? - засмеялся челдон. - Ты же умеешь защищаться! Почему не пользуешься полученными знаниями?
- От таких как ты, у меня нет желания.
- Тогда не ворчи, если не по-твоему!
- Да я так, для порядка. У меня вот какой вопрос: зачем мы так далеко забрались? Неужели нет входов в подземелье поближе?
- Мы их проехали больше десятка!
- Тогда я тебя не понимаю.
- Нам надо не просто под землю. Нам надо в одно тайное место. Специально для тебя, понимаешь?
- Не совсем!
- Когда  приедешь,  поймёшь!

     - Мне пришло в голову, что у нас, у людей, в психике есть какой-то недостаток, о котором мы не подозреваем, но о нём знают наши враги.
Именно используя его, они и управляют нами.
Услышав мои слова, хранитель взглянул на меня с нескрываемым интересом и, подумав, сказал:
- А сам ты не можешь догадаться, на чём они нас поймали?
- Может на эгоизме, или чувстве собственности?
- Вот ты сам и ответил на свой вопрос. Прежде всего, на чувстве собственности. Дело в том, что личная собственность человеку необходима. Что она собой представляет? Прежде всего - одежда, без неё никак, особенно на севере. Какие-то личные вещи. У женщин это украшения, у мужчин - оружие. Украшения имеют свойства сродства к хозяйке, они могут быть только личными. Та же брошь, одной женщине она подходит, другой - нет. И потом, в древности их ценность определялась не стоимостью материала, а мастерством художника. С оружием ещё проще. Оно, как ты знаешь, является продолжением самого человека. Меч или карабин выбирает себе хозяина и по-настоящему служит только ему. Могут быть собственностью мелкие личные вещи, которые достались человеку от ушедших предков. Какие-то ценные книги, дневники.
О книгах - разговор особый. Они занимали промежуточное положение: пока человек книгой пользуется - она может быть его, но как только книга стала ему не нужна, он отдавал её тому человеку, которому она в данный момент необходима. Но всё это касалось небольших личных библиотек. Дело в том, что общество нормальных людей во все времена располагало гигантскими публичными книгохранилищами. Как отголосок прошлых допотопных времён возникли знаменитые библиотеки древности:
библиотека Грастианы, Хара-хора,
Кива Сибирского, Гелона, Остин, Донграда, Старграда, Ретры, Арконы и т.д. Это на севере.
На юге - храмовая библиотека Мемфиса, библиотека Гелиополя-Ану, Фиванская храмовая, позднее Вавилонская, Ниневийская. Помнишь библиотеку Ашура Банипала?
Я кивнул.
- Их было много. Перечислять не стану. Вот собственно и всё, что можно сказать о личной собственности наших далёких предков.
"Г. Сидоров - Сияние Вышних Богов и крамешники (Основы державного строительства)" Стр. 389 - 398

Чердынцев и каменная карта

     - Давай отвяжи оленей, а я пока откопаю плиту, закрывающую вход в колодец.
Когда я возвратился, вход в подземный мир был уже открыт. Плоская каменная напоминающая большой щит плита была отодвинута и под ней виднелись серые базальтовые ступени.
- Милости прошу! - показал на них хранитель. - Только я первый.
А ты - за мной.

     - А как же свет! - спросил я.
- У меня вот что! - вытащил челдон из-за пазухи фонарик. - И потом без света пройти придётся метров пятьсот, не более. Дальше всё освещено.
Я не стал спрашивать кем, просто молча последовал за Светозаром.
Хранитель с рюкзаком на плечах шёл впереди и освещал дорогу своим фонариком. Я не отставая, след в след, продвигался за ним. Ступени круто забирали вниз, и вокруг стояла такая гнетущая тишина, что, казалось, было слышно биение наших сердец.
На секунду оторвав взгляд от ступеней, я посмотрел на стены туннеля. И поразился: они были покрыты чем-то гладким и блестящим, наподобие стекла.
- Что это? - коснулся я рукой странного вещества.

- Обсидиан, - повернулся ко мне Светозар. - Когда-то очень давно галерею прожгли лазером. Видишь, какие стены? Они круглые. Это то, что осталось от оплавленного базальта. Вещество наподобие стекла.
Когда мы прошли ещё пару сотен шагов, впереди забрезжил слабый свет.
- Видишь! - показал хранитель. - Это галерея или квершлаг. Он полностью освещён.
- Чем?! - не выдержал я.
- Скоро увидишь, загадочно посмотрел на меня Светозар. - Только прошу, ничему не удивляйся. Для тебя началась сказка. И ты теперь - сказочный герой.
Когда мы вошли в галерею, я увидел на её потолке вытянутую наподобие капли стеклянную лампу, в которой что-то ослепительно светилось. Лампа была подвешена к потолку, находящемуся примерно на высоте трёх с половиной метров. За этой странной лампой на расстоянии десяти шагов светился ещё такой же фонарь, за ним второй, потом третий, четвёртый и так - по всему квершлагу. Благодаря этим удивительным светильникам галерея была полностью освещена. Открыв рот, я глядел на потрясающую картину и не мог понять, где я нахожусь.
- Почему к фонарям не тянутся провода? - показал я на потолок Светозару.
- А зачем? - улыбнулся волхв. - В них светится плазма. Энергия же поступает из эфира, его кругом видимо-невидимо!
- Как же она поступает? Не видно никаких приборов!
- И не увидишь, потому что вся конструкция полевая. Из высшей мерности энергия эфира перетекает в нашу. Отсюда и яркое свечение.
 - Всё равно, для меня это загадка, - сказал я.
- Со временем разберёшься. Я тоже поначалу глаза таращил. Пойдём, нам идти да идти!
И мы рядом пошли по гладкому полу галереи. Через десять минут я почувствовал, что не только согрелся, но мне стало жарко.
- Что, боишься изжариться? - посмотрел на мою разгорячённую физиономию  Светозар. - Мне тоже жарковато, поэтому предлагаю сбросить здесь верхнюю одежду и идти налегке.
С этими словами волхв развязал завязки своей шубы и положил её на пол. Глядя на него, я сделал то же самое.
- На самом деле здесь тепло! - поднял я ладонь. - Может фонари греют?
- Просто мы зашли под гору. Это естественное тепло нашей матушки Земли. Пойдём, нас уже ждут! Нехорошо опаздывать! - подхлестнул меня Светозар.
- Кто? - вытаращил я на него глаза. - Уж не Минотавр ли? Это как раз для него место!
- Минотавр! Ха-ха-ха! - засмеялся волхв. - Слышишь, Дадоныч, тебя Минотавром назвали!
В этот момент буквально из стены вышел кто-то во всём белом. При виде его я отшатнулся. На меня в упор смотрели глаза Чердынцева.
- Я же говорил тебе, что мы скоро встретимся, - положил он на моё плечо свою жилистую руку. А ты сомневался...
- Но как? - недоумевал я. - Разве такое возможно?!
- Как видишь! - показал на Дадоныча Светозар. - Я же тебе говорил, что у нашего деда у избы в снегу спрятана ступа.
- Не придумывай небывальщину! - оборвал челдона старик. - Никакой ступы. Просто ты многого не знаешь, дружок. Но это дело поправимое. Лет эдак через 200-двести, а может и раньше, и моим хитростям научишься.
- Через двести!! - у меня подкосились ноги.
- А что тебе не нравится? Это нормальный срок.
- У вас, куда не кинь - всё ерунда! Всё запросто! А на самом деле?
Здесь же целая временная пропасть!
- Не пойму я тебя? - отступил от меня на шаг Дадоныч. - Ты что, жить не хочешь?
- Или может быть тебе две сотни лет мало? - поддержал своего друга Светозар.
 - И жить я хочу, и пару сотен лет телепать не прочь. Просто в голове
не укладываются ваши фокусы!
Услышав последнее моё слово, Чердынцев нахмурился.
- Вот что, ты говори, да не заговаривайся! Мы не из цирка! Перед тобой два хранителя, бестолочь! На колени! - вдруг закричал Дадоныч. - Щас же на  колени! Иначе превращу тебя в лягушку, и будешь здесь десять лет квакать! Нас встречать и провожать.
Не понимая, что происходит, я невольно растерялся. Дадоныч выглядел вполне серьёзным, но что за странное требование?
- Давай я за него стану на колени, о Великий? - опустив глаза и сложив руки на груди проговорил Светозар. - Он такой дикий и тёмный, что никак не поймёт, с кем имеет дело?
И тут челдон стал опускаться.
- Смотри, какая у него физиономия! - внезапно показал на меня Чердынцев. - Он на самом деле поверил в моё требование! Ха-ха-ха! - опять разнеслось по галерее.
На этот раз смялся и я.
- Ну что, пошутили и хватит! - успокаиваясь, оглядел нас Чердынцев. - Надеюсь, ты показал Белославу руины?
- Даже на ближней пирамиде были. На покатой, где когда-то стояла обсерватория, - улыбнулся челдон.
- Что ж, молодцы! Теперь пора показать нашему будущему помощнику кое-что ещё. Пойдёмте!
И старик бодро зашагал по галерее. Через несколько минут, пройдя массу каких-то перекрёстков, он подвёл нас к массивной бронзовой двери.
- Открывай! - показал Светозару старик на закрытые створки.
Светозар протянул руку, и дверь стала медленно распахиваться. Когда она открылась, мы вошли в гигантский освещённый огромными светильниками зал.
- Что это? - не понял я. - Куда мы попали?
- Посмотри внимательно, юноша, - показал Дадоныч на пол зала.
И тут я остолбенел. Передо мной вырезанная из различного рода минералов и горных пород лежала гигантская карта земной суши. На ней были и океаны, и моря! Было всё! При виде такой красоты, я схватился за голову. Сознание отказывалось верить.
"Г. Сидоров - Сияние Вышних Богов и крамешники (Основы державного строительства)" Стр. 404 - 407