А Л Ь Ф А - О М Е Г А
Главная | ТРАДИЦИИ АРАКСОВ ЗАСАДНОГО ПОЛКА | Регистрация | Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
ПОИСК
Вход на сайт
ГЕОРГИЙ СИДОРОВ
СТАТИСТИКА

Онлайн всего: 5
Гостей: 5
Пользователей: 0
УГЛАНОВ ВИТАЛИЙ ЮРЬЕВИЧ
ПОДБОР ПО ПАРАМЕТРАМ

ТРАДИЦИИ АРАКСОВ ЗАСАДНОГО ПОЛКА

РОД АРАКСА - РОД ПЕРЦЕВЫХ

     Кормилица Елизавета любила рассказывать о засаднике Матере, который ещё в давние-давние времена по велению Ослаба взял с собой 9-девять молодых араксов своего рода и увёл в Персию, где служил в личной охране падишаха. Когда же вышел 12-двадцатилетний срок, восточный властитель не захотел отпускать витязей на родину и вначале пытался подкупить их, обещая золото, высокородных жён и рабынь. Матера не захотел остаться в чужой земле и мог бы уйти со своими родичами помимо воли падишаха, но не имел права нарушить табу — проливать кровь тех, кому служил, а вырваться без боя оказалось невозможно. Зная об этом, падишах пошёл на хитрость, вроде бы решил отпустить засадников с миром и устроил прощальный пир в крепостной башне. Пока араксы вкушали вина и яства, взирая на девять восхитительных танцующих дев, сам незаметно вышел и приказал запереть железные двери и замуровать камнем. Наутро же, когда воины проснулись в объятьях тех самых танцовщиц, властитель поднялся на свод башни, где оставалась единственная открытая бойница, и объявил два условия.
     1. Засадники смогут вернуться домой только после того, как девы зачнут от них и родят по младенцу,
     2. а за это время араксы должны обучить своему боевому ремеслу 9-девять персидских юношей.
      Матера посовещался с родственниками, согласился исполнить оба условия и принял в науку отобранных падишахом молодых персов, которых сквозь бойницу спустили по верёвке в башню. И уже на третий день заявил, что второе условие падишаха исполнено.
      — Неужели так скоро можно обучиться вашему искусству? — подивился тот.
      — Ты же знаешь, царь, убивать получается всегда быстрее, чем зачинать и рожать, — сказал ему Матера.
      — Испытай учеников, пусть покажут, чем они овладели.
      Сначала властитель хотел поднять их на верёвке, однако за это короткое время стройные юноши раздались в кости и так взматерели, что уже не проходили в бойницу. Тогда он велел разобрать замуровку и открыть ворота. А для испытания выставил против 90-девяносто своих лучших бойцов и, хотя знал, что наёмные засадники не станут проливать крови, но все равно окружил башню тройной охраной.
     Ученики вышли первыми, а за ними — араксы с девами на руках. Матера сказал юношам всего одно слово, те разделись до пояса и безоружные прошли сквозь все заслоны, будто нож в масло. Никто им не смог противостоять! У персидских воинов отчего-то мечи сами вылетали из рук, ломались копья, а стрелы летели мимо или отскакивали от полуобнажённых тел, словно от брони. Властитель увидел, что под прикрытием своих учеников, не пролив капли крови, пленные араксы уходят и уносят дев, спохватился, вскочил на лошадь и вместе с конницей бросился в погоню. Однако ученики половину перебили, половину рассеяли и вместе с засадниками сели на корабль.
      — Отдайте хотя бы одну деву, которая зачала! — кричал с берега падишах.
      — И семени тебе своего не оставим, — сказал ему Матера, — чтоб ты не извратил его хитростью и коварством.
      Персиянские девы, привезённые на родину, стали жёнами араксов и дали большое потомство рода Матеры, а от юношей-персов, впоследствии ожененных на дочерях засадников, пошёл род Перцевых.
Сергей Алексеев. Волчья хватка. Книга 2. Гл. 8

АРАКС - ЗНАЧЕНИЕ ФАМИЛИИ

      На самом деле его фамилия происходила от способности входить в раж — в совокупленное состояние полёта нетопыря и волчьей прыти.
      — Фамилий не выбирают, — озабоченно вздохнул Ражный.
Сергей Алексеев. Волчья хватка. Книга 1. Гл. 9

13 ЛЕТ - ПОСВЯЩЕНИЕ АРАКСА
     Для Ражного не было тайной, чем всю жизнь занимался родитель, мало того, сам по наследству был посвящён в воины Засадного Полка — так между собой араксы называли Сергиево воинство, тот самый засадный полк, который под предводительством княжеского воеводы Боброка решил исход битвы на Куликовом поле.
      Посвящён был в тринадцать, много чему научен и только не вышел ещё возрастом, не достиг сорока лет — совершеннолетия аракса или, как чаще говорили, сборных лет, чтобы бороться в рощах. До этого срока можно было заниматься чем угодно — заносить колокола на колокольни, жернова на мельницы или те же дизели в подлодки; позволялось бороться на праздниках, веселя публику, профессионально заниматься Спортом, всегда в особой чести считалось служить, защищая Отечество. Однако выходить на поединки в Урочищах и участвовать в Сборе воинства для Пира Святого уставом дозволялось лишь в зрелые годы.
Сергей Алексеев. Волчья хватка. Книга 1. Гл. 3

40 ЛЕТ АРАКСУ
     И сколько бы он ни приглядывался к рабу, ничего не заподозрил и все-таки решил заранее освободиться от зависимой души: до поединка оставалось менее полугода, поскольку Ражный этой весной достиг совершеннолетия аракса — исполнилось ровно сорок.
Сергей Алексеев. Волчья хватка. Книга 1. Гл. 3

40 ЛЕТ - ТРАДИЦИИ АРАКСОВ

     Столь позднее «созревание» араксов, сорокалетний возраст, дающий право первого выхода в дубраву, был продиктован тем, что поединщик должен подготовиться ко всему, прежде чем ступить на ристалище. На всякий яд иметь противоядие либо умение мгновенно ориентироваться и вырабатывать его. Иначе зрелые, опытные араксы и тем более иноки давно бы передавили всех юнцов и на этом бы умерла древняя единоборческая традиция.
Сергей Алексеев. Волчья хватка. Книга 1. Гл. 10

ОБЫЧАЙ АРАКСОВ НЕ ЖИТЬ С МАТЕРЬЮ

     Сергий внутренне насторожился, но виду не подал, мимоходом посоветовал:
     — К своей матери зимовать поезжай, коль разыскал.
     Ражный отступать не собирался:
     — Разыскать-то разыскал, да не пристало мне с нею под единой кровлей жить. Обычай претит. У меня вон уж борода растёт! Через день засапожником бреюсь.
     — Неведомы мне ваши волчьи обычаи! — возмутился уже игумен. — Ступай куда-нито. Хоть в лес под колоду.
     Отрок знакомо захохотал:
     — Да под колодой-то я без твоего совета перезимую! Перед матушкой след не опорочиться. Так что укажи, в какой келейке мне поселиться и куда коня поставить. Коль ты брать не желаешь араксом, старца дождусь. А он непременно возьмёт в своё воинство. Ибо сказывал, полезен буду. Имя новое дал!
Сергей Алексеев. Волчья хватка. Книга 3. Гл. 5

ПЕРВАЯ ПРИТЧА ОСЛАБА
     Как в старину ковали меч-кладенец.
     Закаливали в огне, в воде… Но самое главное, не в железе дело. Меч приручали к владельцу, к его ладони. Как ты волка приручил… Потому и называется кладенец. Меч знал только одну руку! И если попадал в чужие, становился бесполезным или даже опасным… Засадный полк — это меч-кладенец. Может повиноваться только рукам владельца. И никогда не попадать в чужие…
Сергей Алексеев. Волчья хватка. Книга 3. Гл. 15

ВТОРАЯ ПРИТЧА ОСЛАБА
     — У всякого аракса самое уязвимое место — любовь к женщине, чувства.
     Поэтому раньше они принимали обет безбрачия.
     Завладеть волей даже самого сильного мужчины можно через женщину. Через природное начало… Ослаб не заставлял искушать. Сказал, с нами будет ещё третья девушка, Лела. Мы раньше её не знали…
Сергей Алексеев. Волчья хватка. Книга 3. Гл. 15

КАК АРАКСЫ И ДИВЫ ИЗБАВЛЯЮТСЯ ОТ ЖЕНСТВЕННОСТИ

     Боярин провоцировал его хоть на какие-нибудь действия.
     — Нет, для Сыча не всё так худо обошлось. Ты вовремя ему атавизм вырвал. Аракс вроде в себя пришёл.
     — Какой атавизм? — механически спросил Вячеслав.
     — Титьку!.. И вместе с ней вырвал женское начало. Бродягу словно подменили!.. В Сергиевой обители некоторым инокам такие атавизмы ножом резали, без наркоза. Чтоб избавить от женственности… Слыхал, наверное, омуженкам с детства прижигали правую грудь. Чтоб возбудить мужественность. Араксам, наоборот, удаляли… В самом первом составе Засадного полка у половины их не было. Говорят, Ослаб лично отсекал, засапожником…
Сергей Алексеев. Волчья хватка. Книга 3. Гл. 2

АРАКСЫ И ИХ БУДУЩЕЕ
     И вышел на улицу. Ему и в самом деле было жарко, но больше от смотрин, организованных вотчинницей, которые всё более становились навязчивыми. Это был не хмель от паров бродящего винограда, скорее чародейство, заложенное в обряде, которому одинаково и непроизвольно повиновались невесты и жених. Наверное, в нём таился великий смысл: не оставить без супружеской пары ни одного отрока и отроковицу, дабы пополнялся числом Засадный полк. Иначе бы роды Сергиевых иноков — поединщиков давно выродились, растворившись в миру. А духовный предводитель воинства, как вечный строитель, обязан был наращивать всё новые и новые этажи, ибо прежние безвозвратно уходили в землю, оставляя о себе только предание и родовую нить памяти.
     В битве араксам было выживать легче, поскольку они владели многими тайнами борьбы и дрались в любом состоянии. Даже мёртвый поединщик становился опасным для противника, если принимал смерть на бранном поле в состоянии Правила. Существовало убеждение, что душа инока не отлетала, как у простых смертных, устав мучиться в бренном теле; она ещё долго витала над павшим, высматривая противника или мародёра. Последний выхлоп её энергии становился для них смертельным, откуда ещё с древних времён появилось поверье — не приближаться к павшим воинам-скифам и не снимать с них доспехов, оружия, какими бы дорогими они ни были. Говорили, дескать, они и мёртвые вскакивают и, увидев врага, режут или душат его до смерти. Обобрать сражённого скифа можно было лишь после того, как чёрные вороны выпьют глаза, либо, приблизившись, самому их выколоть.
     В битве араксы выживали, в миру не выдерживали его натиска, и начиналось игристое, пенное брожение, как у перезревшего винограда.
     Смысл в обрядах существовал, но сами они давно устарели, если он, обручённый, не воссоединился с Оксаной, хотя даже отпраздновал Манораму, если, выведенный из Сирого кукушкой, по уставу будто бы самой судьбой наделённый невестой, он остался отроком, которому нельзя выйти на боярское ристалище. Несмотря на поражение, Сыч нашёл способ, отбил избранную и названую, причём честно: пробудился от её любви, незваным явился в вотчину и выкрал Дарью. И она пошла с ним, ибо ощутила себя не чьим-то подарком судьбы, не кукующей птицей без своего гнезда — завоёванной в поединке.
     Можно завоевать, проиграв схватку.
Сергей Алексеев. Волчья хватка. Книга 3. Гл. 12

ТРАДИЦИИ ЗАСАДНОГО ПОЛКА СЕРГИЯ РАДОНЕЖСКОГО
     — Впрочем, наряды — это лишь дань обычаю, — подыграл Пересвет. — Ты же с мирской девкой по уставу пировал, со светочем, а что вышло? Ничего, сбежала… Всё-таки любовь нас вяжет, а не обряд с венцом. Только диву даёшься, какие мудрые традиции заложил преподобный! Даже если весь Засадный полк погибнет и останется хотя бы один аракс… Нет, даже отрок гоношистого возраста, но с ярым сердцем. И всё возродится. Потому не запретил инокам брать мирских невест и уводить в скит. Только заповедал браки с ними творить по любви и согласию. Тогда дети вырастут араксами. Минет время, и из лесов вновь выйдет воинство…
Сергей Алексеев. Волчья хватка. Книга 3. Гл. 2

ПИСЬМО - ЗАВЕЩАНИЕ АРАКСУ СЫНУ
     Бумага была испачкана масляными красками, так что кое-где остались отпечатки отцовых пальцев, и письмо было совсем коротким:
     «Жалко, не свиделись перед моей другой дорогой. Береги Ярое сердце. Я своё утратил, а когда — не увидел. Взлетай нетопырём, да не забывай приземляться. Но лучше рыскай серым волком. Схорони ногами на север, с Валдая привези камень, на котором я всегда грелся на солнце. И поставь на мою могилу. Остальное тебе все сказал, сынок».
Сергей Алексеев. Волчья хватка. Книга 1. Гл. 4

ОБМЕН ЭНЕРГИЕЙ ОТЦА И СЫНА АРАКСА
     Он пошёл на могилу отца и сел на камень. Зубы стучали.
      — Прости, батя… Я сердце остудил, мёрзну. Дай согреться.
      Энергия, когда-то накопленная отцом и заложенная в камень, была живая, живительная, и не существовало ни позволения, ни запрета ею пользоваться. Каждый наследующий её сам решал этот вопрос, однако чем больше вытягивали её живые, тем быстрее камень уходил в землю и придавливал родительский прах…
     Отцовская кладовая казалась неисчерпаемой, и надгробие стояло на земле так же, как было поставлено в год его смерти. Ражный обнял камень, постоял пару минут и с трудом оторвался: намагниченные волосы стояли дыбом, покалывало кончики пальцев на руках и ногах, во рту стало кисло, и накопилась слюна.
      — Спасибо, отец…
Сергей Алексеев. Волчья хватка. Книга 1. Гл. 5

ЗАБОТА ОБ ИНОКАХ
     И если бы не условленное приветствие, никогда бы не признать в нем воина Полка Засадного. Инок назвался Радимом и поднёс Ражному в дар красную Рубаху из крепчайшего трёхслойного холста с кожаным аламом — оторочкой выреза.
      Дар этот был своеобразным видом на жительство, выданным духовным предводителем Сергиева Воинства. Иными словами. Ослаб прислал стареющего Радима доживать свой век в вотчине Ражного на полном его попечении. Это считалось почётной обязанностью — заботиться о немощных иноках, тем более, Ражное Урочище долгое время стояло в запустении и тут давно никто из старцев не жил. У некоторых вотчиников их собиралось до десятка, и они никогда не были в тягость, ибо не просто сидели на шее хозяина Урочища, не доскребали остатки своих лет — обогащали, насыщали его своим опытом, мудростью и воинским духом. Ражный иноку обрадовался, посчитал его появление доброй приметой — оживало Урочище!

СВЯТОЙ ПИР - СБОР ЗАСАДНОГО ПОЛКА
      Сбор Засадного Полка, или, как ещё его называли, Пир Святой, считался событием великим и довольно редким и происходил он в тот час, когда над Отечеством нависала смертельная угроза. По бывшим окраинам России давно курились сторожевыми дымами войны, однако не такие, чтобы поднимать Сергиево Воинство.
Сергей Алексеев. Волчья хватка. Книга 1. Гл. 5

СИРОЕ УРОЧИЩЕ
      Наследный владелец рощи был обязан обеспечить полную негласность поединка: ни одна живая душа не могла видеть, что происходит в дубраве, иначе результаты схватки признавались ложными, засадники на пятилетний срок лишались права борьбы и начинали все сначала. Хозяин Урочища был обязан сначала дезавуировать событие, гарантированно убедить самого подозрительного очевидца — оглашённого — например, в том, что он видел просто пьяную драку или разборки «крутых», после этого на его рощу накладывалось табу сроком в десять лет, а сам он лишался права состязаний и попадал под личный надзор старца Ослаба и его опричных людей. В особых случаях вотчинник мог предстать перед его судом, по приговору лишиться рощи и до смертного часа своего уйти из мира в калики перехожие — своеобразный монастырь, где нельзя было быть одним целым, где личность и воля делились в равных долях на количество душ, в нем проживающих.
      Было где-то на свете Сирое Урочище, и там сейчас находились три десятка вольных поединщиков и один вотчинник — калик верижный, носящий на себе цепи денно и нощно. Опальные араксы не просто жили — существовали общинно, то есть никто из них не мог быть отдельной самостоятельной личностью: одно «я» как бы раскладывалось на количество насельников. И это было самым тяжким приговором суда Ослаба. Чем больше было наказанных засадников в общине, тем мельче становился каждый её член и тем страшнее приговор. Прибыло их в Сиром Урочище за это время или убыло, но делить себя с этой братией по крайней мере на тридцать частей, да ещё не испытав ни одной схватки, Ражный не собирался.

ПОКЛОННЫЙ ДУБ
      Когда его предки ходили на поединки по чужим вотчинным рощам, то вбивали в Поклонный дуб медвежьи клыки.
      Ражный вёл свой род от охотников.
      Наливая кровь в ладонь, он старался не обронить ни одной капли и так же бережно втирал её в плечи, руки, грудь, ноги, оставляя чистыми лицо, голову, пятна в области сердца, солнечного сплетения и зарубцевавшейся раны на боку, где отсутствовали ребра. Серая в предутренних сумерках жидкость впитывалась почти сразу, и вместе с ней входила в его тело тончайшая сакральная энергия, существующая только в крови и нигде больше. Она несла в себе огромную по объёму информацию, в том числе способную изменять генетический код. Человеческая и звериная кровь были несовместимы, и потому организм забирал из неё лишь то, чего недоставало — волчью ярость выносливость и отвагу, — но во время переливания от человека человеку происходили непредсказуемые, стихийные изменения, и потому, когда в полевом госпитале Ражному попытались влить консервированную кровь, неведомо у кого взятую, он встал с койки и ушёл в свою бригаду.
      Натеревшись, он лёг на шкуру, прижал к ней позвоночник, нашёл место у бёдер, чтобы положить на мездру ладони, сделал глубокий вздох и мгновенно уснул.

ПЕРВЫЙ ПОЕДИНОК - СВАДЕБНЫЙ ПИР
     Первый поединок араксы называли между собой Свадьбой, или Пиром Свадебным, где, как говорили в старину, и гостей напоишь, и сам напьёшься.
Сергей Алексеев. Волчья хватка. Книга 1. Гл. 6

КУЛАЧНЫЙ ЗАЧИН
      Первый раунд схватки — кулачный зачин, начали, как полагается, с первым лучом солнца, когда тень от столба часов тронула по касательной земляной ковёр.

БРАТАНИЕ - 1 РАУНД
      Братание начиналось без всякой передышки, и если ранее противники ощущали друг друга лишь в короткий миг ударов, то теперь, скинув рукавицы, обнявшись по-братски правыми руками, левыми взялись за пояса друг друга.

БРАТАНИЕ - 2 РАУНД
      Второй раунд также был известен простонародью и чем-то отдалённо напоминал схватку на кушаках — весьма популярную на Руси и требующую большой силы и выносливости. Разве что братание проводилось многократно жёстче, яростней и заключалось не в том, кто кого перетянет и бросит с крюка или с холки, через бедро; второй период как бы вбирал в себя и элементы первого — зачина, когда противники расцеплялись, борьба не прекращалась ни на мгновение, переходила в короткий кулачный бой, пока единоборцы вновь не бросались в братские объятья.
Сергей Алексеев. Волчья хватка. Книга 1. Гл. 6

ПЕРСВЕТ - ПЕРВЫЙ ИЗ ПЕРВЫХ АРАКСОВ
     Изумил не этот головоломный прыжок, а возраст Скифа: было ему далеко за сотню лет, значит, и имя он носил не то, что дали родители при рождении, другое — Ослаб. Если совершеннолетие наступало в сорок, то пора зрелости в сто двадцать, и лишь в этом случае начиналась иная жизнь, почему старые засадники уже не именовались араксами, а получали чин инока. Для того чтобы не вызывать повышенного интереса окружающих и скрыть возраст, с благословления старейшины меняли имена, местожительство и являлись миру в другой ипостаси. Все: дети, друзья, знакомые, привычки и привязанности, имя и родовая фамилия — оставалось в прошлой жизни. Если араксов часто называли по имени-отчеству, то иноков звали коротко и просто, как этого — Скиф…
     Молодые араксы вольны были избирать на вече из своих рядов главу братства поединщиков, первого из первых — Пересвета, боярого мужа; иноки обладали привилегией назначать судного боярина, духовного старейшину — Ослаба, избираемого, как патриарха, пожизненно.
Сергей Алексеев. Волчья хватка. Книга 1. Гл. 9

11 ЖЁН АРАКСА
      — Давненько не бывал в твоей вотчине, — балагурил Скиф.
      — Пожалуй, лет пятьдесят, а? Ты не помнишь точно? Когда я на твоей клумбе Весну уложил? До войны или после?.. Постойка, да в тридцать девятом! Я же в тот год женился во второй раз, да… А вот уж недавно одиннадцатую жену взял.
Сергей Алексеев. Волчья хватка. Книга 1. Гл. 9

1 РАЗ В 3 ГОДА - ЯРМАРКА (ОЛИМПИЙСКИЕ ИГРЫ)
     И лишь единственный раз в три года совершалась Ярмарка — своеобразные олимпийские игры, когда сильнейший засадник, не знающий поражений, вызывал на поединок Пересвета на Боярское ристалище. Засвидетельствовать этот бой собирались многие араксы и все иноки без исключения. Зрители приходили к ристалищу заранее, искали потаённое место, обычно забирались в кроны дубов и, никак не выдавая себя, наблюдали за схваткой.
     И ещё в одном случае — во время Судного Пира, если Ослаб приговаривал к поединку и объявлял его зримым…
ПРИМЕТЫ АРАКСОВ
     Собрав горсть не распустившихся ещё цветов, он положил её на траву и стал тщательно оттирать босые ноги: среди араксов была примета, что если унесёшь с собой землю с ристалища, то следующего поединка может и не быть.
Сергей Алексеев. Волчья хватка. Книга 1. Гл. 10

ОТСУТСТВИЕ ЖАЛОСТИ - НЕПИСАННЫЙ ЗАКОН
     По неписаному закону Сергиева Воинства он не имел права на жалость к врагам Отечества, ибо она ничего не имела общего с понятием благородства и разрушала сердце аракса, лишала его воинствующей энергии. Что бы ни говорила эта девица, как бы ни складывалась ситуация и каким бы ни был её исход, она явилась не с добром — с мечом, дабы вступить с ним в поединок, в противоборство, в каком бы виде оно ни выражалось, и была недостойна жалости.
      Жалеть можно было детей, родителей, близких и даже братьев-соперников, сирых, убогих, изувеченных или просто побеждённых на ристалище, прощать своих личных недругов, скорбеть по земле и Отечеству, но всякое подобное чувство в отношении врага рода своего, всякое проявление любви к нему только усиливало последнего и никогда не приносило мира.
Сергей Алексеев. Волчья хватка. Книга 1. Гл. 12

АРАКС БРОДЯГА
     На его правом плече была наколка — дубовая ветвь с желудями. Обычно её делали араксы, ушедшие бродяжить.
Сергей Алексеев. Волчья хватка. Книга 1. Гл. 13

ЗАКОН - УСТАВ ЗАСАДНОГО ПОЛКА
     Ражный знал истину — из Засадного Полка никогда, никого и никому не выдавали. Закон этот входил в одно из главных положений устава. Иначе Воинства давно бы не существовало.
Сергей Алексеев. Волчья хватка. Книга 1. Гл. 13

ПРАВИЛО ДЛЯ АРАКСА

      Ражного тогда ещё только поставили на правило, то есть после победы на Пиру допустили к тренировкам, и он, как всякий аракс в начале пути, подвешивал себя на растяжках по два-три раза в сутки, испытывая тяжелейшие нагрузки.
Сергей Алексеев. Волчья хватка. Книга 1. Гл. 13

ПОВЕРЬЕ - СО СВОИМИ ВЕЩАМИ ОТДАЁШЬ СИЛУ
     По этой, в общем-то незначительной детали стало ясно, что он не дал бы топора, а тем паче тулупа и никогда бы не принёс еды. И не потому, что жмот; в Сергиевом воинстве существовало поверье, что вместе со своим оружием (а любой инструмент в руках аракса — оружие!), одеждой и пищей отдаёшь силу…
Сергей Алексеев. Волчья хватка. Книга 2. Гл. 4

ВЕТЕР РАДУН
      — При чем же здесь ветер?
      — Как при чём? Они же солнечный ветер ловят! !.. Спрашивается, зачем?
      О радуне, или солнечном ветре, который насыщает энергией костный мозг, Ражный знал все, в том числе и великую и одновременно незамысловатую тайну, над которой билось человечество всю свою историю — тайну вращения планет Солнечной Системы и Земли, в частности. Не будь этого ветра, всякое движение, по крайней мере в ближнем космосе, давно бы прекратилось и наступил полный, «лунный» покой, а вместе с ним смерть всего живого. Обращённая к огненному светилу часть Земли выгорела бы, а теневая сторона вымерзла и покрылась мёртвыми льдами. Но поток света восходящего солнца, все время падая по скользящей относительно шара, как вода на мельничное колесо, сообщал вращательное движение, и вместе с ним по планете катилось бесконечное ветреное утро.
      Поэтому всякий человек на Земле, в какой точке он бы ни находился, вольно или невольно радовался восходу и стремился встретить солнце, ибо в эти короткие мгновения совершенно неосознанно получал заряд энергии на весь день.
Сергей Алексеев. Волчья хватка. Книга 2. Гл. 4

СИРОЕ УРОЧИЩЕ
     Это, брат, самое таинственное Урочище, и что здесь происходит, даже калики толком не знают. А я тебе скажу: Пересвет это сила Воинства, Ослаб с опричиной — его дух, а сердце Засадного Полка находится в Сиром.
     Только об этом не принято говорить вслух.
Сергей Алексеев. Волчья хватка. Книга 2. Гл. 4


Рейтинг@Mail.ruИндекс цитирования  ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека  Seo анализ сайта