А Л Ь Ф А - О М Е Г А
Главная | "ПРАВИЛО" для Витязя | Регистрация | Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
ПОИСК
Вход на сайт
ГЕОРГИЙ СИДОРОВ
СТАТИСТИКА

Онлайн всего: 5
Гостей: 5
Пользователей: 0
УГЛАНОВ ВИТАЛИЙ ЮРЬЕВИЧ
ПОДБОР ПО ПАРАМЕТРАМ

"ПРАВИЛО" ДЛЯ ВИТЯЗЯ

Для людей пока рано такой тренажёр.
из книг... ВОЛЧЬЯ ХВАТКА (книга 1-2)  Сергей АЛЕКСЕЕВ

1
     Распятый веревками по рукам и ногам, он висел в трёх метрах над полом и отдыхал, слегка покачиваясь, словно в гамаке.
     Натяжение было настолько сильным, что Ражный нисколько не провисал и потому казалось, воздух пружинит под спиной, как батут, и если прикрыть глаза, можно ощутить чувство парения.
     Сухожилия и кости давно уже привыкли к бесконечному напряжению, и теперь вместо судорожной боли он испытывал лёгкое, щемящее сладострастие, чем-то напоминающее приятную ломоту в мышцах и суставах, когда потягиваешься после сладкого сна.
     Однако похожесть была лишь в ощущениях, поскольку это состояние имело совершенно иную природу и называлось Правилом (с ударением на первый слог), своеобразная пограничная фаза, достигнув которую, можно в любой момент произвести энергетический взрыв, например, повалить столетнее дерево, задавить руками льва или медведя, сдвинуть неподъёмный камень.
     Или, оттолкнувшись от земли, подняться в воздух...
     Подобные вещи обыкновенные люди проделывают в состоянии аффекта или в крайней критической ситуации, совершая непроизвольные, нечеловеческой силы действия, повторить которые никогда потом не могут.
     Снимают трамвай с рельсов, переехавший ребёнка, или прыгают за ним с высоты девятого этажа и остаются живы и невредимы.
     Бывает, и летают, да только во сне и в детстве...
     Управляемостью Правилом можно было овладеть лишь на этом станке, в течение долгого времени распиная себя на добровольной голгофе и постепенно сначала увеличивая, а затем снижая нагрузку.
     Суть управления заключалась в способности извлекать двигательную энергию не из мышц, чаще называемых среди араксов сырыми жилами, не из этой рыхлой, глиноподобной и легкоранимой плоти, а из костей, наполненных мозгом, и сухих жил забытого, невостребованного и неисчерпаемого хранилища физической и жизненной силы.
     Костная ткань и, особенно, мозг имели способность накапливать огромный запас энергии солнца (в том числе, и радиации), но человек давно разучился высвобождать и использовать её, отчего происходил обратный эффект: плоть от перенасыщения активной замороженной силой быстро старела, вместо радости бытия развивались болезни, и век человеческий вместо двух, трёх сотен лет сокращался вчетверо.
     Поэтому араксы не были саженными гигантами с метровым размахом плеч, как обычно представляют себе богатырей, почти не выделялись в толпе каким-то особым телосложением; чаще наоборот, выглядели сухощавыми и жилистыми, но с широкой костью.
     И жили так долго, что вынуждены были прятать свой возраст.
     Сам тренажёр тоже назывался Правилом, только с ударением на второй слог, и потому говорили - поставить или поднять на правило, то есть после Пира, первого в жизни поединка, который увенчался победой, араксу давали право овладеть этим состоянием.
     В названии станка точно отражалось его назначение - выправить плоть человека, вернуть её в первоначальное состояние силы и свободы, а значит, и исправить духовную сущность.
     На первый взгляд, он был прост, как все гениальное:
     в четырёх углах повети на крючьях подвешивались точеные дубовые блоки, через них пропускались мягко витые, но прочные и пружинящие веревки из конского волоса, с одного конца цеплялся груз, с другого - запястья рук и лодыжки ног.
     Чтобы подвесить себя на эти растяжки, не требовался даже помощник.
     Противовесы в углах закреплялись на высоте с помощью сторожков, Ражный садился посередине пола, закреплял на конечностях кожаные хомуты, затем одновременно тянул все четыре верёвки на себя.
     Сила падающего груза в одно мгновение вскидывала его вверх, раздавался низкий гул натянутых в струну бечёвок, и прежде чем приступить к специальным упражнениям, он несколько минут покачивался, будто на волнах.
     Для мирских людей подобное приспособление показалось бы орудием пытки...
     Ражный вздымался на правиле, когда на базе не было посторонних, зная, что свои не станут беспокоить.
     И в этот раз он не ждал гостей, однако в самый неподходящий момент к нему пришёл калик.
     Этих всезнающих вечных путников не чуяли собаки, не держали замки и запоры, и ходили они так, что ни сучок под ногой не треснет, ни половица не скрипнет, потому он в буквальном смысле явился, вдруг обнаружив себя голосом.
     - Здравствуй, Сергиев воин, - послышалось от дверей.
     - Не ждал ли ты гостя из Сирого Урочища?

"ПРАВИЛО"

     Визит Молчуна разозлил и обескуражил его одновременно, и чтобы отвлечься от мыслей, вызывающих дисгармонию, Ражный стал думать о предстоящем поединке и сразу забыл обо всём. Заложив двери на засов, он вошёл на поветь и, не зажигая света, стал готовить станок для работы. Для этого требовалось совсем немного времени — поднять и поставить каждый противовес на сторожок, чем-то напоминающий шептало в ружейном механизме, после чего сковать себя по рукам и ногам. Остальное уже никак не относилось к дедовской технике и зависело от воли и самоорганизации. Нехитрое это устройство могло возвысить человека, поднять и ввести его в состояние Правила, но могло превратиться в орудие казни — попросту разорвать на части.
     Основная подготовка к взлёту проходила днём, при свете солнца, когда он впитывал его энергию. Человеческий организм, точнее, костяк, представлял собой самую совершённую солнечную батарею, способную накапливать мощнейший заряд. Иное дело, сам человек давно забыл об этом, хотя интуитивно все ещё тянулся к солнцу, и потому весной и стар и млад — все выползали на завалинки, выезжали к морю, на пляжи и бессмысленно тянули в себя миллионы вольт, если солнечную энергию можно измерять как электрическую. Бессмысленно, поскольку энергия эта оставалась невостребованной по причине того, что была утрачена способность высвобождать её и управлять ею.
     Чтобы достигнуть предстартового состояния, следовало полностью абстрагироваться от действительности, отключиться от всего, что было важным, значительным ещё несколько мгновений назад, избавиться от земного. Одним словом, совершить то, чего в обыкновенной жизни сделать невозможно — уйти от себя, как это делают монахи, чтобы служить Богу.

     Поэтому старых поединщиков по древней традиции, заложенной ещё отцом Сергием, называли иноками, то есть способными к иной, бытийной, жизни. 

     Через каждые три подхода к этому станку груз уменьшался — из мешков выпускался песок. Тренажёр можно было разбирать и прятать в сухое место после того, как опустеют все мешки и когда аракс начнёт вздыматься над землёй без помощи противовесов и в любом желаемом месте…
     Пока ещё Ражный был на середине пути и на каждом конце верёвки висело по три центнера речного песка. А времени до поединка оставалось совсем мало — чуть больше трёх недель, если не считать дорогу до Урочища где-то в районе Вятских Полян.
     Длина верёвок позволяла лежать на спине или на животе, раскинув звездой руки и ноги. Всякое неосторожное движение или даже мышечная судорога могли сорвать с шептала один из противовесов, и тогда сработают остальные, разрывая на части неподготовленное тело, поэтому он почти не шевелился, и лишь изредка от солнечного сплетения к конечностям пробегала лёгкая конвульсивная дрожь, напоминающая подёргивание электрическим током. И чем больше и чаще пробегало этих энергетических волн, тем сильнее расслаблялись мышцы, крепче становились суставные связки и жилы, и как только из позвоночника и мозговых костей начинали течь ручейки солнечной энергии, бренная плоть теряла вес.
     То, что монах достигал постами и молитвами, поединщик получал за счёт энергии пространства, напитываясь ею и равномерно распределяя по всему скелету, в точности повторяя магнитные силовые линии.
     Через некоторое время воздух, соприкасаясь с телом, начинал светиться, образуя контурную ауру, и когда она, увеличиваясь, образовывала овальный кокон, аракс резко отталкивался всей плоскостью тела от опоры и взлетал, несомый противовесами.
     Или подъёмной силой достигнутого состояния Правила…

Аракс и состояние Правила 

     Состояние Правила или, как это называют индийские араксы, состояние Париништы, незаменимо, когда нужно дожать, додавить соперника, когда до победы остаётся так мало, а силы на исходе, особенно если схватка длится вторые или третьи сутки.
     И это была ещё одна загадка Скифа — источник его силы и выдержки. Маленькие, пугливые люди назвали бы её сатанинской, но увы, в человеке все только от Бога и от самого человека, и если поискать, присмотреться, заглянуть вглубь, непременно найдётся природа такой силы и будет она обязательно божественной, коль скоро создан человек по образу и подобию. Иное дело, высвободить её, научиться пользоваться дано не каждому, поскольку эта сила и есть талант.

Аракс и состояние Правила 

     Переждав болезненные минуты, он начал ощущать прилив энергии и уже не сопротивлялся разрывающей силе растяжек, напротив, испытывал приятную ломоту в суставах. И когда она достигла крайней степени, когда он плавно вошёл в состояние Правила, потянулся, свободно двигая конечностями, поиграл противовесами и сделал первую фигуру «высшего пилотажа» — бочкообразное горизонтальное вращение, сначала с нечеловеческой силой скручивая верёвки на руках и ногах, затем без труда и стремительно раскручиваясь в обратную сторону. Скорость была настолько высокой, что он сам слышал низкое жужжание собственного тела, и если один раз закрутиться на всю длину растяжек, то непроизвольные, маятниковые вращения то влево, то вправо могут повторяться до четырнадцати раз, постепенно теряя количество оборотов до полной остановки.
     Ражного только недавно подняли на правило и потому он ещё не решался, а точнее, не хватало времени состояния Правила, чтобы выполнить это упражнение по полной программе. Но для воображения противника хватит и этого, ибо ни в каком цирке ничего подобного никогда не проделывали.
     Араксы же, вошедшие в зрелую силу, совершали фигуры «высшего пилотажа» без помощи правила и где угодно…
     Когда-то человек умел летать, и 97-девяносто семь процентов «пустых» клеток мозга ещё хранили память об этом периоде, изредка, в детском возрасте, во сне. И ребёнок поднимался в небо без всякого труда и напряжения, парил над землёй, испытывая чувство неуёмной радости и восторга, но взрослея, душа его наполнялась земной пылью, тяжелела и более уже не могла справиться с силой земного притяжения.
     Древнее человеческое сознание не стиралось, как стирается от времени или внезапного отключения электричества компьютерная память в машине; иное дело, информация о прошлом закрывалась намертво, и человек все больше деградировал, используя в коротенькой жизни всего три процента своих возможностей.
     Правда, во времена, когда он летал, его образ и подобие были Божьим…

4

Аракс и состояние Правила 

     Он ещё не до конца овладел Правилом, чтобы одним лишь усилием воли высвобождать солнечную энергию из костного мозга и достигать желаемого полёта, а тут его приподнимало вверх, словно исчезло земное притяжение. И без всякого внутреннего напряжения!


Рейтинг@Mail.ruИндекс цитирования  ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека  Seo анализ сайта